Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже
Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»

Николай Владимирович Станкевич (1813—1840). Часть первая. Рождение — жизнь — смерть

Воспетый в литературе в образе Покорского из первого романа И. Тургенева «Рудин» и представленный в облике главного героя тургеневского рассказа «Андрей Колосов», а так же выведенный в качестве героя пьесы-трилогии Тома Стоппарда «Берег Утопии», философ и поэт Николай Владимирович Станкевич не оставил почти никакого личного следа в русской литературе. Но при этом он вошел в историю России XIX века, как создатель и вдохновитель литературного кружка (1831 – 1839 гг.), который выделил из себя несколько лиц, сыгравших видную роль в русской беллетристике, науке и политике. В числе участников «кружка Станкевича» были славянофил Константин Аксаков, литературный критик Виссарион Белинский, основатель анархизма Михаил Бакунин, историк Тимофей Грановский, поэт Алексей Кольцов и писатель Иван Тургенев.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. РОЖДЕНИЕ — ЖИЗНЬ — СМЕРТЬ.

До некоторых пор считалось, что Николай Станкевич родился 9 октября (27 сентября по старому стилю) 1813 года в ныне исчезнувшем селе Удеревка, которое в прошлом находилось на территории Бирюченского уезда Воронежской губернии.Однако найденные исследователями архивные документы, позволяют говорить, что местом рождения Н. В. Станкевича был город Острогожск. В частности об этом свидетельствует хранящийся в отделе письменных источников Государственного исторического музея рукописный псалтырь принадлежащий семейству Станкевичей. На его обложке рукой главы семьи — Владимиром Ивановичем Станкевичем написано: «Славу Бога моего, родился сын Николай в городе в каменном доме 1813 г. сентября 27, в ночь на 28-е».Дом Станкевичей в Острогожске

Тем не менее, именно село Удеревка, куда из Острогожска на лето переезжала семья Станкевичей, стала по-настоящему родным гнездом для Николая, его братьев и сестер, а так же для нескольких последующих поколений Станкевичей.Усадьба Станкевичей в Удеревке

Здесь в небольшом усадебном доме, что стоял среди садов и вековых дубов на высоком и крутом берегу реки Тихая Сосна, прошло детство Николая Станкевича, который, будучи уже взрослым, в 1836 году признался своему другу В. Г. Белинскому: «Альпы едва ли так понравятся мне, как меловые горы над рекой Сосною в сельце Удеревке».Вид с горы, где находилось имение Станкевичей «Удеревка»

Семья Н. В.Станкевича относилась к числу состоятельных дворян. В год рождения Николая его отец получил по выбору дворянства Острогожского уезда должность земского исправника, в которой он пребывал два срока – шесть лет. А с 1837 по 1841 год глава семейства Станкевичей занимал место Предводителя дворянства Острогожского уезда.В.И. Станкевич — предводитель дворянства Острогожского уезда

В 1822 году родители определили девятилетнего Николая в Острогожское уездное училище, которое он окончил в конце июня 1824 года первым учеником, получив надлежащий аттестат и как награду — похвальный лист.Острожское уездное училище

Затем без малого пять лет (с 1825 по 1830 год) Николай Станкевич проучился в Воронеже – в частном заведении, известном как «пансион Федорова» по имени его основного пансионосодержателя и первого смотрителя — П. К. Федорова.Благородный пансион Федорова

В основательно перестроенном виде здание пансиона сохранилось до нашего времени (ул. Сакко и Ванцетти, д. 80). Учившийся здесь же, известный историк Н.И. Костомаров, писал в своей «Автобиографии»: «В числе моих соучеников был Станкевич, оставивший по себе самую добрую память во всех, знавших его, и в особенности в кругу своих товарищей, на которых он оказывал громадное влияние своей симпатичной и честной личностью и недюжинным умом».Жизнь в губернском городе принесла пансионеру Станкевичу множество новых впечатлений. Он стал завсегдатаем в театре, часто посещал магазин и библиотеку при нём известного книгопродавца Д. А. Кашкина.Воронеж в XIX веке

Увлечение литературой, в конце концов, подтолкнуло Станкевича к юношеским опытам в стихосложении. Начиная с 1829 года, он пишет и посылает свои первые стихи в московские и петербургские журналы – «Бабочку», «Атеней», «Телескоп», «Молву», которые охотно публикуют стихи молодого поэта из Воронежа.В том же 1929 году шестнадцатилетним Станкевичем была написана трагедия в стихах «Василий Шуйский», которая весной 1830 года вышла отдельным изданием в типографии Августа Рене-Семена – в те пору одной из лучших в Москве.Алексей Кольцов и Николай Станкевич

К воронежскому периоду относится и знакомство Николая Станкевича с молодым человеком, который стал гордостью России, народным поэтом Алексеем Васильевичем Кольцовым (1809 – 1842). Обстоятельства их первой встречи, состоявшейся весной или, скорее всего, летом 1830 года, биографами Станкевича трактуются в двух версиях. По словам П. В. Анненкова, историческое знакомство двух поэтов состоялось в книжной лавке Кашкина в Воронеже или в пансионе Федорова. Однако Я. М. Неверов, вспоминая рассказ самого Станкевича, натаивает на том, что эта встреча произошла летом в Удеревке, куда прасол Кольцов пригнал гурт скота для откорма бардой, которую продавал отец Станкевича – Владимир Иванович, владелец винокуренного завода.Два поэта: А. Кольцов и Н. Станкевич

Как бы то ни было, их первая встреча не стала последней. Плененный стихами поэта-прасола, Николай Станкевич сыграл решающую роль в судьбу Алексея Кольцов, став первооткрывателем поэта для русской литературы и для всей читающей России. В 1831 году в «Литературной газете» с небольшим предисловием Станкевича появилось стихотворение «Перстень», им же присланное в редакцию газеты.Меж тем, успешно выдержав испытания, которые проходили в начале июля 1830 года, Николай Станкевич получил Аттестат об окончании Воронежского благородного пансиона, и в июле того же года поступил на словесное отделение Императорского Московского университета.Императорский Московский университет

Время студенчества Николая Станкевича (1831 – 1834 гг.) совпало по времени с переворотом во внутренней жизни Московского университета: с профессорских кафедр, вместо прежнего монотонного чтения старых тетрадок, вдруг послышалось живое слово. Воспитывая своими лекциями любовь к эстетике и немецкой философии, популярные профессора московского университета того времени П.И. Надеждин и М.Г. Павлов оказали наиболее сильное влияние на Станкевича, который ко всему прочему жил в этот период в доме М.Г. Павлова – родом происходящего из Воронежа, русского агробиолога и натурфилософа, основоположника теории земледелия в России и одного из первых в России приверженцев Шеллинга.Профессор М.Г. Павлов и улица Большая Дмитровка в Москве

К нашим дням не сохранившийся, дом профессора М. Г. Павлова на Большой Дмитровке и стал главным местом встреч членов литературно-философского кружка, который начал формироваться вокруг Станкевича в 1831 году. Его собрания с пылкими обсуждениями вопросов «о Боге, о правде, о поэзии» поначалу посещали Иван Оболенский, Яков Почека, педагог и мемуарист Януарий Неверов, поэт и учитель Тургенева Иван Клюшников, магистр словесности и русского языка, поэт Василий Красов, археограф и историк Сергей Строев.Собрание «кружка Станкевича»

Вскоре это собрание стало именоваться «Кружком Станкевича», чему способствовало нравственное обаяние его личности, связавшей своих товарищей по университету одним увлечением — шеллинговой философией и эстетикой. На собраниях кружка Станкевич читал друзьям своих любимых немецких писателей и поэтов Шиллера, Гете, Гофмана, а из русских – Пушкина, Жуковского, а потом Лермонтова и Гоголя. В философии, начав с Шеллинга, Николай Станкевич затем перешел к последовательному изучению всех германских философов. Забегая вперед, надо отметить, что Станкевич, в 1835 году лично познакомившись Гегелем, стал одним из первых русских последователей знаменитого немецкого мыслителя и своим энтузиазмом привлек к нему симпатии многих своих друзей.

В 1833 году состав кружка претерпел изменения. В связи с переездом в Петербург из его рядов выбыл ближайший друг Станкевича Я. М. Неверов. Но в то же самое время собрание пополнилось новой группой молодых людей, в числе которых были – Александр Ефремов, Алексей Топорнин, Павел Петров, а так же критик и публицист, идеолог славянофильства Константин Аксаков, государственный и военный деятель, участник Отечественной войны 1812 года Александр Келлер, филолог, археограф и историк Осип Бодянский и литературный критик Виссарион Белинский, который на долгие годы стал одной из самых ярких и значительных фигур «кружка Станкевича», ставшего сосредоточием культурной жизни того времени.В. Белинский на собрании «кружка Станкевича»

В 1834 году по окончании университетского курса Николай Станкевич вернулся в Воронежскую губернию, решив применить полученные знания в практической деятельности. Выбранный почётным смотрителем Острогожского уездного училища, он планировал провести и провел целый ряд нововведений.Н. В. Станкевич — почетный смотритель Острогожского уездного училища

Но желание реализоваться в полной мере своих сил подтолкнуло его к возвращению в Москву в 1935 году... К тому времени «кружок Станкевича» был пополнен новыми значительными личностями, такими как теоретик анархизма, народничества и панславизма Михаил Бакунин, очеркист, переводчик и литературный критик Василий Боткин, публицист, издатель и литературный критик Михаил Катков. При этом на первые роли в собрании вышли историк-медиевист, заложивший основы научной разработки западноевропейского Средневековья в России, Тимофей Грановский и величайший представитель всей русской критики XIX века Виссарион Белинский, которого именно Станкевич прозвал «неистовым Виссарионом»Члены «кружка Станкевича» (слева направо), В. Белинский, В. Боткин, М. Бакунин, М. Катков и Т. Грановский

Одним из первых реальных деяний, на которые уповал Николай Станкевич, возвращаясь в Москву, стал первый и единственный прижизненный сборник стихов Алексей Кольцова, вышедший из печати в 1935 году. Путем пожертвований собрав для его издания необходимую сумму денег, Николай Станкевич выступил и его редактором, лично отобрав для публикации из довольно увесистой тетради автора 18 лучших стихотворений поэта. Быстро разошедшаяся, первая книжечка стихотворений Кольцова доставила воронежскому прасолу большую известность в литературном мире, воспринявшего его как гения из народа.Первый и единственный прижизненный сборник стихов А. Кольцова

В 1935 году в Москве на одном из собраний литературно-философского кружка произошла встреча Николая Станкевича с Любовью — дочерью Михаила Бакунина, которая во исполнении предназначения своего имени стала его первой и последней настоящей любовью. Самый значимый роман Станкевича был в буквальном смысле этого слова написан на бумаге: встретившись всего несколько раз и объяснившись в любви с официальным предложением руки и сердца, влюбленные долго обменивались письмами, полными нежности.

Сложный характер их взаимоотношений (Станкевич счел себя не готовым к этой любви) и болезненность обоих не позволили любовному роману разрешиться счастливо. В 1838 году Любовь Бакунина скончалась от чахотки, как тогда называли туберкулез, а через два года от той же самой болезни умер и Николай Станкевич.Прогрессирующая и давно мучившая его болезнь, не позволила Станкевичу полноценно реализовать свои планы. Необходимость лечения туберкулёза заставила его в 1836 году уехать на Кавказ, а в позднее — в августе 1837 года — за границу.

Курорт Карловы Вары (19 век)

Сначала Николай Станкевич отправился на лечение в Карловы Вары. Этот курорт находился недалеко от Берлинского университета, где к тому времени уже учились его товарищи по кружку Т. Грановский и Я. Неверов — и уже через 3 недели лечения больной покинул курорт, отправившись в Берлин.Берлинский университет в 19 веке

Поселившись у сестры, Станкевич вернулся к студенческой жизни, и снова организовал вокруг себя кружок, в составе которого были как старые, так и новые участники. Прожив в Германии зиму 1838–1839 годов, Николай Станкевич лечение болезни совместил с продолжением изучения философии у берлинского профессора философии Вердера, под обаяние которого в то время попал еще один член «кружка Станкевича» – Иван Тургенев. Но и немецкие врачи были бессильны вылечить болезнь. И весной 1839 года Николай Станкевич перебрался в Италию, надеясь на её целительный климат.

Здесь на короткий срок, перед самой смертью, судьбой ему был уготован еще один любовный роман с Варварой Дьяковой — сестрой М. А. Бакунина.

Когда во избежание худшего врачи посоветовали Николаю Станкевичу выехать из Рима, он решился поехать в Швейцарию. И Варвара вызвалась сопровождать любимого человека.

По дороге, почувствовав ухудшение, они остановились в небольшом городке Нови-Лигуре — том самом, где А.В. Суворов одержал одну из своих блестящих побед. И здесь 25 июня (7 июля) 1840 года 27-летний Николай Станкевич скончался на руках свой спутницы — во сне.Ранняя смерть Николая Станкевича произвела потрясающее впечатление на друзей его. Сообщая Т. Н. Грановскому о его смерти, И.С. Тургенев восклицал: «Кто из нашего поколения может заменить нашу потерю?» (Письмо от 16/4 июля 1840 г. — Собр. соч., т. 12. М, 1958, стр. 17.) Благодаря трагизму судьбы Станкевича и цельности оставленного им впечатления, имя его стало талисманом для всего поколения 1840-х годов и создало желание приблизиться к нему по нравственной красоте. «Он был нашим благодетелем, нашим учителем, братом нам всем, каждый из нас ему чем-нибудь обязан. Он был мне больше, чем брат. Десять братьев не заменят одного Станкевича… Как вам сказать. что я потерял вместе с ним. Это половина меня, лучшая, самая благородная моя часть, сошедшая в могилу» — так писал о нём Т. Н. Грановский.В.Г. Белинский первый высказал опасение, что со смертью Станкевича «даже и памяти на земле не останется об нем». Удрученный смертью друга, Белинский спрашивал: «Зачем родился, зачем жил Станкевич? Что осталось от его жизни, что дала ему она?»И, безответно зависший в воздухе XIX века, этот вопрос не имеет однозначного ответа в XXI века…Все написанное лично Николаем Владимировичем Станкевичем, не имеет почти никакого литературного значения. По общему убеждению литературных критиков, самое ценное, что осталось от него, это – его письма, которые произвели неизгладимое впечатление даже на Льва Толстого: «Никогда никого я так не любил, как этого человека, которого никогда не видел, – признавался классик. – Что за чистота, что за нежность! что за любовь, которыми он весь проникнут…»Парадокс в том, что представляя собой пример литературного деятеля, не имеющего никакого значения в качестве писателя, Н.В. Станкевич наложил свою печать на целый период русской литературы. Влияние его личности на современников было огромно, оно признавалось К. Аксаковым, М. Бакуниным, И. Тургеневым и величайшим из всех русских литературных критиков В. Белинским, который писал в своих письмах к Бакунину и Боткину: «...что был каждый из нас до встречи с Станкевичем или с людьми, возрожденными его духом».

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.





Понравилось? Поделись с друзьями!
Подпишись на новости!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl-Enter


Интересные и полезные интернет-ресурсы Воронежского региона:
Достопримечательности Воронежского края
Памятные места Воронежа
Воронежские музеи
Воронежские театры
Масс-медиа Воронежа
Воронежские органы власти

Все права защищены. Сетевое издание "Браво, Воронеж!", 2021
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-75367 от 01 апреля 2019 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологи и массовых коммуникаций.
Учредители: А.И. Никонов и Е.М. Никонова
Главный редактор: А.И. Никонов (автор-исполнитель проекта)
тел.: +7 (473) 255-14-75
e-mail: bravo-voronezh@yandex.ru
12+
Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»
При перепечатке активная ссылка на сайт обязательна.


Вверх