Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже
Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»

Поэт Осип (Иосиф) Эмильевич Мандельштам (1891- 1938)

Названный Владимиром Набоковым «единственным поэтом Сталинской России» и обогативший русскую и мировую поэзию поэтическим сборником «Воронежские тетради», литературовед, литературный критик, эссеист и переводчик, поэт Осип Эмильевич Мандельштам, при рождении получивший имя Иосиф, появился на свет 15 (3 по ст. ст.) января 1891 года в Варшаве в еврейской семье.

Открытие улицы Мандельштама в Варшаве

Его отец был мастером перчаточного дела, состоял в купцах первой гильдии, что давало ему право жить вне черты оседлости, несмотря на еврейское происхождение. И в 1897 году семья Мандельштамов переехала в Петербург, где Осип получил образование в Тенишевском училище — российской кузнице «культурных кадров» начала ХХ века.

Осип Мандельштам в детские и юношеские годы

С 1908 по 1910 год О. Мандельштам учился в Сорбонне и в Гейдельбергском университете, время от времени бывая в Петербурге, где посещал лекции по стихосложению на «башне» у Вячеслава Иванова. В 1910 году в журнал «Аполлон» № 9 состоялся его литературный дебют.

К 1911 году семья Мандельштамов начала разоряться, и обучение в Европе сделалось невозможным. Для того, чтобы обойти квоту на иудеев при поступлении в Петербургский университет, О. Э. Мандельштам крестится у методистского пастора в Выборге.

Зачислен на романо-германское отделение историко-филологического факультета Петербургского университета, он обучался с перерывами до 1917 года. При этом учился безалаберно, курса так и не окончив.

 

 

 

 

 

 

В 1911 году, познакомившись с Анной Ахматовой, начинающий поэт стал часто бывать в гостях у четы Гумилёвых, входившими в группу акмеистов, дружбу с которыми О. Э. Мандельштам считал одной из главных удач своей жизни. В конце концов, он и сам примкнул к акмеистам.

Поэтические поиски О. Э. Мандельштама этого периода отразила дебютная книга стихов «Камень», вышедшая в 1913 году, а затем переиздававшаяся в 1916 и 1918 годах.

 
После Октябрьской революции О. Э. Мандельштам работал в газетах, в Наркомпросе, ездил по стране, публиковался в газетах, выступал со стихами, обретая успех.

В 1919 году О. Э. Мандельштам в Киеве познакомился с будущей женой, Надеждой Яковлевной Хазиной, в паре с которой в Гражданскую войну скитался по России, Украине, Грузии. Имея возможность бежать с белыми в Турцию из Крыма, они, подобно Волошину, предпочли остаться в Советской России. Переехав в Петроград, Мандельштамы поселились в Доме искусств , и в 1922 году зарегистрировали свой брак.

Гимназистка Надежда Хазина

Стихи времен Первой мировой войны и революции (1916—1920) составили вторую книгу О. Э. Мандельштама «Tristia» («Скорбные элегии», заглавие восходит к Овидию), вышедшую в 1922 году в Берлине. А в 1923 году вышла его «Вторая книга» и с общим посвящением «Н. Х.» — жене.
С мая 1925 по октябрь 1930 года в поэтическом творчестве О. Э. Мандельштама наступила пауза. В это время им писалась проза, к созданному в 1923 году «Шуму времени» (в названии обыгрывалась блоковская метафора «музыка времени») прибавилась варьирующая гоголевские мотивы повесть «Египетская марка» (1927).

Зарабатывая на жизнь стихотворными переводами, О. Э. Мандельштам в 1928 году выпустил свой последний прижизненный поэтический сборник «Стихотворения», а также книгу избранных статей «О поэзии».

К концу 1920-х годов поэтический дар О. Э. Мандельштама достиг расцвета, однако его почти перестали печатать. В «Литературной газете», «Правде», «Звезде» выходят разгромные статьи в связи с публикацией мандельштамовского «Путешествия в Армению» («Звезда», 1933, № 5). А в ноябре 1933 года происходит событие, которое Борис Пастернак называл самоубийством. Написав знаменитую антисталинскую эпиграмму «Мы живём, под собою не чуя страны», О. Э. Мандельштам читает ее в квартире полутора десяткам человек. Кто-то из слушателей донёс на поэта. И в ночь с 13 на 14 мая 1934 О. Э. Мандельштама арестовали и отправили в ссылку в Чердынь (Пермский край).

Осип Мандельштам и Надежда Мандельштам

Вместе с поэтом в ссылку отправилась и его жена, Надежда Яковлевна. В Чердыни О. Э. Мандельштам совершил попытку самоубийства, выбросившись из окна. Надежда Яковлевна Мандельштам письменно обратилась во все советские инстанции и ко всем знакомым. При содействии Николая Бухарина и в результате личного вмешательства Сталина О. Э. Мандельштаму разрешили сменить место поселения, при этом самостоятельно выбрать город для проживания. Мандельштамы остановили свой выбор на Воронеже.

Воронеж 1930-х годов

Приехав сюда в июне 1934 года, Мандельштамы в полной нищете прожили в Воронеже неполные три года – до середины мая 1937-го, сменив за эти три года шесть адресов и пополнив свой круг если не общения, то знакомства десятками новых имен.

О. Мандельштам в воронежском театре.

В Воронеже О. Э. Мандельштам поочередно заведовал литотделом в драматическом театре, работал в журналах, газетах, на радио, и одно за другим сочинил 98 стихотворений, исписав ими три школьные тетради, которые потом и составили знаменитый мандельштамовский цикл «Воронежские тетради», ныне относящийся к числу лучших его лирических произведений.

Среди них было и легендарное четверостишие, датированное апрелем 1935 года, навсегда связавшее Воронеж с судьбой опального поэта и ставшие своеобразным знаком города — «воронежским мифом», к созданию которого приложил свою руку один из самых удивительных поэтов России:

Пусти меня, отдай меня, Воронеж:
Уронишь ты меня иль проворонишь,
Ты выронишь меня или вернешь, —
Воронеж — блажь, Воронеж — ворон, нож...

 

Современный Воронеж, переживший страшные разрушения во время Великой Отечественной войны и отстроенный практически заново, мало напоминает город «мандельштамовский». В середине 1930-х годов Воронеж еще сохранял облик дореволюционного губернского города с параллельными, прямыми, довольно широкими улицами в равнинной своей части. А по склонам, нагромождаясь, набегая друг на друга, спускались вниз одноэтажные домики.

Улица-яма Мандельштама (улица Швейников)

В одном из таких домиков, который находился на 2-ой Линейной улице, переименованной впоследствии в улицу Швейников, осенью 1934 года Мандельштамы и сняли одну из первых своих воронежских квартир. Сохранившийся до наших дней, тот дом располагался в низине, как бы в яме. И по этому поводу О. Э. Мандельштам написал одно из первых стихотворений из числа «воронежских мифов»:

 

Это какая улица?
Улица Мандельштама,
Что за фамилия чертова
Как ее не вывертывай
Криво звучит, а не прямо.
Мало в нем было линейного,
И поэтому, эта улица
Или, верней эта яма так и зовется,
По имени этого Мандельштама

 

 

Воронежский дом Мандельштамов (улица Швейников, 4б)

Как не бились поклонники творчества О. Э. Мандельштама, пытаясь переименовать улицу безызвестных швейников в улицу легендарного поэта, воронежские власти наотрез отказались сделать то, что было сделано и без них: официально улицы Мандельштама в Воронеже не существует, но туристы поодиночке и группами идут сюда к улице-яме, ставшей знаменитой благодаря стихам Мандельштама – бессмертному жителю дома № 4б.
Хотел того поэт или нет, но О. Э. Мандельштам прославил место своей ссылки. Появившись в «Воронежских тетрадях» с самого начала, с первых стихов, датированных 1935 годом, город, занимает заметное место в книге: в той или иной форме Воронеж присутствует в 30 стихотворениях всего цикла. Это и картинки-пейзажи, своеобразные портреты города, и стихотворения, посвященные краю, и произведения, связанные с людьми, жившими в Воронеже, и тексты, содержащие названия отдельных местных реалий или понятия, неотделимые от воронежской специфики. Так из журналисткой поездки по Воронежской области О. Э. Мандельштам привез знаменитое поэтическое описание нашего края:

Эта область в темноводье —
Хляби хлеба, гроз ведро —
Не дворянское угодье —
Океанское ядро.
Я люблю ее рисунок —
Он на Африку похож.
Дайте свет — прозрачных лунок
На фанере не сочтешь.
— Анна, Россошь и Гремячье, —
Я твержу их имена,
Белизна снегов гагачья
Из вагонного окна...

Навестившая в 1937 году ссыльного поэта Анна Ахматова говорила: «Мандельштам – это чудо, в совершенно далекой от поэзии среде забил такой родник поэзии…. Осип Мандельштам в Воронеж, прежде всего, привез себя, привез несмотря ни на что, свое поэтическое восприятие мира, свое восхищение жизнью. Свою боль и страдание за нее, короче говоря, все то, без чего нет поэзии».

Осип Мандельштами Анна Ахматова

А потом, вернувшись в Москву, она написала посвященное Мандельштаму стихотворение «Воронеж», которое стало хрестоматийным и вошло во все посмертные сборники великой поэтессы:

А над Петром воронежским — вороны,
Да тополя, и свод светло-зеленый,
Размытый, мутный, в солнечной пыли,
И Куликовской битвой веют склоны
Могучей, победительной земли.

Дом Мандельштамов на углу улиц Чайковского и Фридриха Энгельса

 

Предпоследним местом жительства Мандельштамов стал дом ИТР, как его тогда называли, на углу улиц Чайковского и Фридриха Энгельса. К 100-летию О. Э. Мандельштама в 1991 году на стене этого дома была сооружена мемориальная доска.

А осенью 2008 году через улицы от «мандельштамовского» дома установили памятник самому известному воронежскому ссыльному, которому в мае 1937 года разрешили вернуться в Москву.

На том и закончился воронежский период опального поэта — время его высочайшей творческой интенсивности. Четверть всего, что было им написано, пришлось на воронежские годы.

Это была его «болдинская осень» — больше 1000 дней и ночей, плотно заполненных всем, чем угодно, – от пустоты одиночества, безысходности, отчаянья, изгойства и затравленности до беспримесной радости новым местам, новым друзьям и новым стихам.

Памятник О. Э. Мандельштаму

 

Ровно через год после возвращения из Воронежа в ночь с 1 на 2 мая 1938 года О. Э. Мандельштама был арестован вторично.

 

И 2 августа Особое совещание при НКВД СССР приговорило его к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере.

Фотографии из личного дела О. Э. Мандельштама

Отправленный этапом на Дальний Восток, 27 декабря 1938 года Осип Эмильевич скончался от тифа в пересыльном лагере и был похоронен в братской могиле, место которой до сих пор точно неизвестно. Вероятно это старый крепостной ров вдоль спрятанной в трубу речки Саперки, ныне аллея на улице Вострецова в городском районе Владивостока — Моргородок.
Реабилитирован посмертно: по делу 1938 года — в 1956 году, по делу 1934 года — в 1987 году.

Памятник во Владивостоке на месте предполагаемого погребения О. Э. Мандельштама





Понравилось? Поделись с друзьями!
Подпишись на новости!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl-Enter


Интересные и полезные интернет-ресурсы Воронежского региона:
Достопримечательности Воронежского края
Памятные места Воронежа
Воронежские музеи
Воронежские театры
Масс-медиа Воронежа
Воронежские органы власти

Все права защищены. Сетевое издание "Браво, Воронеж!", 2022
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-75367 от 01 апреля 2019 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологи и массовых коммуникаций.
Учредители: А.И. Никонов и Е.М. Никонова
Главный редактор: А.И. Никонов (автор-исполнитель проекта)
тел.: +7 (473) 255-14-75
e-mail: bravo-voronezh@yandex.ru
12+
Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»
При перепечатке активная ссылка на сайт обязательна.


Вверх