Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже
Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»

Глава 13. Воронеж и Воронежский край в середине XIX века: от воцарения Николая I до начала Крымской войны 1853 – 1855 годов

За два года до смерти составивший секретный манифест (16 августа (по новому стилю — 28 августа) 1823 года), в котором принял отречение брата Константина от престолонаследия и признал в качестве законного наследника младшего брата, Николая, Александр I чуть было не привел Российскую империю к краху монархии. Отказавшись принять манифест 1823 года и следуя традиции, великий князь Николай Павлович сразу же после неожиданной смерти Александра I, последовавшей 19 ноября (по новому стилю — 1 декабря) 1825 года, присягнул согласно старшинства — «императору Константину I». А затем, следуя призыву великого князя присягу на верность «Константину I» принесли члены Государственного Совета, Сената и Синода, а так же дворяне Москвы.

Великие князья Константин Павлович и Николай Павлович

Тем временем, великий князь Константин Павлович, отказавшийся прибыть в Санкт-Петербург, подтвердил своё отречение в частных письмах к Николаю Павловичу, а затем направил рескрипты председателю Государственного совета и министру юстиции. Не имея возможности убедить брата занять престол и получив его окончательный отказ (хотя и без формального акта отречения), великий князь Николай Павлович решился принять трон согласно воле Александра I. В связи с этим была назначена вторая присяга, или, как говорили в войсках, «переприсяга», — на этот раз уже Николаю I. В Петербурге эта церемония должна была состояться 14 декабря (по новому стилю – 25 декабря) 1825 года.

Великий князь Николай Павлович (будущий император Николай I) перед строем лейб-гвардии (1925 год)

В этот день на Сенатскую площадь в Санкт-Петербурге вышли три тысячи гвардейцев во главе со своими командирами – офицерами, являющимися членами тайного общества, которое имело целью либерализацию российского общественно-политического строя и смену формы правления на конституционную монархию или республику. Восставшими было решено блокировать Сенат, направить туда революционную делегацию в составе Рылеева и Пущина и предъявить Сенату требование не присягать Николаю I, а затем объявить царское правительство низложенным и издать революционный манифест к русскому народу.

Декабристы на Сенатской площади 14 (25) декабря 1825 года

Как известно, восстание в тот же декабрьский день было жестоко подавлено. Несмотря на усилия декабристов (так стали именовать заговорщиков по месяцу их восстания), государственный переворот не состоялся, а войска и правительственные учреждения были приведены к присяге новому императору Николаю I, коронование которого состоялось 22 августа (по новому стилю — 3 сентября) 1826 года в Москве в Успенском соборе Кремля.

Допрос декабриста в следственном комитете и коронование императора Николая I в Успенском соборе Кремля

К тому времени две первые партии декабристов, приговорённых к каторге, уже отправились в Сибирь, а пять руководителей декабрьского восстания (К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель, С. И. Муравьёв-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский) были повешены (13 июля (по новому стилю -25 июля) 1826 года) в кронверке в Петропавловской крепости. Причем троих декабристов, чьи веревки оборвались, не выдержав веса тел, фактически казнили дважды. В их числе был К.Ф. Рылеев, который произнес перед своей повторной казнью знаменитую фразу: «Несчастная страна, где они даже не знают, как тебя повесить». Впрочем, иногда эти слова приписываются П. И. Пестелю или С. И. Муравьёву-Апостолу.

Казнь декабристов 13 (25) июля 1826 года в кронверке в Петропавловской крепости и памятник на месте казни

Жизнь одного из руководителей Северного общества декабристов – поэта К.Ф. Рылеева тесно связана с Воронежским краем. Служивший прапорщиком в конно-артиллерийской батарее, он принял участие в заграничных походах русской армии в 1814 году, а затем, вернувшись в Россию, вместе со своей частью в апреле 1817 года был расквартирован в Острогожском уезде Воронежской губернии.

К.Ф. Рылеев в Острогожске (1817 год)

Причем летом К.Ф. Рылеев жил преимущественно в слободе Белогорье (ныне село современного Подгоренского района), где располагался штаб батареи, а зимой — в слободе Подгорное, в наши дни являющейся поселком Подгоренский и административным центром одноименного района Воронежской области.

Поселок Подгоренский (в прошлом слобода Подгорное): место дислокации конно-артиллерийской батареи К.Ф. Рылеева в 1817 году

Острогожский период занимал очень важное место в жизни К.Ф. Рылеева. В городе Острогожске и окрестных слободах и хуторах у него образовался круг друзей, в число которых входили братья Бедряги, В.И. Астафьев, В.Т. Лисаневич и другие. А в Подгорном состоялась судьбоносная для Рылеева встреча с его будущей женой. Здесь образованный офицер взялся помогать осваивать науки двум юным дочерям местного помещика М. А. Тевяшова, едва владевшим грамотой, и скоро влюбился в младшую – Наташу.

Мемориальная доска в память о К.Ф. Рылееве в селе Белогорье Подгоренского района

Свои чувства влюбленный поручик, ощутивший вдруг себя поэтом, изливал в своих первых стихотворениях, датированных августом 1817 года, среди которых были послание «Резвой Наташе», «Наталье Михайловне Тевяшовой…», а так же другие многочисленные поэтические признания в любви, мадригалы и посвящения, выдержанные в духе «лёгкой поэзии».

Рукописные страницы стихов К.Ф. Рылеева, посвященных Н. М. Тевяшовой

Чувство оказалось взаимным, и одновременно с выходом Рылеева в отставку в январе 1819 года, счастливая пара обвенчалась. После чего, погостив около года в предместье Петербурге у матери Рылеева, молодожены вернулись в Подгорное, где в мае 1820 года у них у них родилась дочь Анастасия. И в октябре того же года после семья Рылеевых окончательно переехала жить в Петербург.

Сенатская площадь в Петербурге (1820 год)

Однако связь с Воронежским краем на том не прекратилась. Весной 1821 года К.Ф. Рылеев вместе с женой и дочерью вновь вернулся в родное Подгорное, где летом этого года были созданы многие оригинальные произведения Рылеева и в том числе стихотворения из цикла знаменитых «Дум», первая из которых — «Курбский» была опубликована в журнале «Сын Отечества» с пометкой: «Острогожск, июня 20 1821».

Окрестности села Белогорье Подгоренского района, где прошла часть жизни поэта К.Ф. Рылеева

Придонские просторы воронежских степей оказывали целительное действие на К.Ф. Рылеева, вливали в него силы для жизни и борьбы. Будучи уже одним из руководителей заговора декабристов, он в мае 1825-го признавался в письме к Пушкину, с которым был дружен: «Петербург тошен для меня, он студит вдохновение: душа рвётся в степи; там ей просторнее, там только могу сделать что-либо достойное века нашего, но как бы на зло железные обстоятельства приковывают меня к Петербургу». И та же самая мысль была высказана им 3 июля 1826 года в предсмертном письме к жене: «Ты не оставайся здесь (в Петербурге) долго, а старайся кончить дела и отправляйся к почтеннейшей матушке».

Прощальное письмо декабриста К.Ф. Рылеева жене Н. М. Рылеевой

Выполнив завет мужа, вдова Рылеева с дочерью в марте 1927 года вернулась из Петербурга на родину, привезя в Подгорное уцелевшую часть архива казненного декабриста, немало книг и журналов из его библиотеки, а также «острогожские» рукописи поэта, которые в настоящее время находятся в Санкт-Петербурге в Пушкинском Доме.

Памятник К.Ф. Рылееву в поселке Подгоренский Воронежской области

А весной 1829 года, оставив Подгорное в стороне, через Воронежскую губернию на юг проехал великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин: близкий друг казненного Рылеева и еще нескольких декабристов, он не вышел вместе с ними на Сенатскую площадь лишь потому, что в тот исторический момент находился в ссылке в Михайловском. Намереваясь завершить роман «Евгений Онегин» главой о декабристах, поэт ехал на Кавказ, чтобы встретиться там с разжалованными ссыльными офицерами — участниками Декабрьского восстания.

Казнь декабристов (рисунок А.С. Пушкина)

Поэт А.С. Пушкин ехал на юг по Московско-Черкасскому тракту, соединяющему центр России с Кавказом в конце эпохи Екатерины II. Это была почтовая дорога общероссийского значения, протяженность которой по территории Воронежской губернии составляла почти 330 верст. Имеющий в ширину 17 аршин и водосточные канавы на обочинах, большак пересекал реки Воронеж, Икорец, Битюг, Осередь, Мамонка, Толучеевка, где были устроены постоянные мостные гати. При этом на всем протяжении воронежского участка имелось 19 ночлегов и почтовых станций, из которых самой крупной была Нижнемамонская. В почтовом дорожнике за 1824 год указывается, что здесь находилось 30 сменных лошадей, а в хозяйстве станции имелись постоялый двор, конюшни, сеновалы, каретные сараи, колодцы с водопоем для лошадей, баня, часовня, кузница. Здесь же имелся штат конюхов и ямщиков.

Почтовая станция на Черкасском тракте

Именно через почтовую станцию Нижний Мамон, и далее — Ковыленскую, Бычек и Матюшенскую — проходил путь А.С. Пушкина по территории Воронежской губернии, о чем позднее в 1835 году, описывая свое путешествие, поэт сообщал: «До Ельца дороги ужасны. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки проехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи и свободно покатился по зеленой равнине…»

Воронежский участок Большого Черкасского тракта в первой половине XIX века

Вероятнее всего, что в одной из воронежских станций Черкасского тракта Александру Сергеевичу пришлось заночевать. Как предполагают местные жители, то была почтовая станция Ковылевская, чему подтверждением является повесть «Станционный смотритель», которую Пушкин, вернувшийся с Кавказа осенью 1929 года, закончил писать в сентябре 1830-го.

Повесть «Станционный смотритель», написанная А.С. Пушкиным по возвращению из путешествия на Кавказ в 1930 году

По местной легенде сюжетом этой повести послужили реальные события, происходившие на станции Ковыленской. Именно здесь в 1817 году на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк, один из офицеров которого, плененный красотой дочери станционного смотрителя, увез ее с собою в Петербург, где сделал содержанкой. Эту историю поведал Пушкину, заночевавшему на станции Ковыленской, ее смотритель – постепенно спивающийся отец несчастной девушки.

А.С. Пушкин на почтовой станции

И не только Пушкина повидали степи на воронежском участке Черкасского тракта. Сделав первую остановку в Воронеже, летом 1818 года здесь проезжал автор знаменитой комедии «Горе от ума» Александр Грибоедов, назначенный секретарем при поверенном в делах Персии, а впоследствии утвержденный главой дипмиссии.

Портрет А.С. Грибоедова сделанный А.С. Пушкиным

Это ему, убитому в резне, устроенной в русском посольстве в Тегеране зимой 1829 года, посвятил Пушкин несколько хрестоматийно известных строк в своих путевых записках «Путешествия в Арзрум»: «Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» — спросил я их. «Из Тегерана». — «Что вы везете?» — «Грибоеда». Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис».

Последняя встреча Пушкина и Грибоедова (Кавказ, 1929 год)

С 1826 по 1848 годы через территорию Воронежского края по Черкасскому тракту прошли несколько десятков декабристов разных разрядов, отсылаемых в ссылку на Кавказ — в «южную Сибирь», как горько шутили они сами. Определённые рядовыми в отдельный Кавказский корпус, офицеры-декабристы назначались «в разные батальоны под строгий присмотр и с тем, чтобы они непременно несли строевую службу по их званию и без всяких облегчений».

Декабристы по пути в ссылку на Кавказ

В июле 1837 года проездом через Воронеж по Черкасскому тракту на юг проследовал известный русский поэт Василий Андреевич Жуковский, в качестве наставника-воспитателя сопровождавший в поездке по России 19-летнего наследника престола, цесаревича Александра Николаевича — будущего царя Александра II.

Цесаревич Александр Николаевич и его наставник, поэт В.А. Жуковский

Пять раз проезжавший через Воронеж и Воронежский край на Кавказ (в 1820-м, 1825-м, 1837-м, 1840-м и 1841-м году), весной 1842 года поэт М.Ю. Лермонтов совершил последнее путешествие по Черкасскому тракту. Убитый на дуэли в июле 1841 года, он поначалу был погребен на кладбище в Пятигорске. Но затем поэта перезахоронили в семейном склепе села Тарханы, перевезя его прах в свинцовом и засмолённом гробу по Черкасскому тракту через воронежскую землю.

Последнее путешествие поэта М.Ю. Лермонтова по Черкасскому тракту (весна 1842 года)

Оказавшись проезжим городом на Большом Черкасском тракте, как главной российской дороге, ведущей из Москвы на юг России, Воронеж в первой половине XIX века продолжал развиваться согласно Генеральному плану 1774 года, реализация которого изменила до неузнаваемости внешний облик административного центра Воронежской губернии.

Воронеж в первой половине XIX века. Вид на острог и Покровскую церковь. Рисунок В.А. Жуковского (6.07.1837)

По состоянию на 1818 год в Воронеже имелось 279 каменных и 2003 деревянных домов, а так же 20 каменных церквей. С 1824 года в городе начали мостить улицы камнем и строить тротуары. По обочинам дорог, спускающихся к реке Воронеж, для предотвращения обрушения грунта были выложены кирпичные подпорные стены, одна из которых, сохранившись до наших дней, возвышается с левой стороны улицы Степана Разина (в прошлом называвшейся Чернавской горой) при спуске к Чернавскому мосту.

Остатки кирпичных подпорных стен XIX века на улице Степана Разина

Открытая в 1809 году путём преобразования главного народного училища, первая мужская губернская гимназия в 1822 году переехала на Большую Девиченскую улицу и разместилась в трехэтажном каменном доме, принадлежавшем прежде губернатору А. Б. Сонцеву. В этом здании, сохранившемся до наших дней (улица Сакко и Ванцетти, 102), в первой половине XIX века учились два известнейших воронежца.

Сохранившееся здание, в котором размещалась Первая мужская гимназия (улица Сакко и Ванцетти, 102)

С 1831 по 1833 годы курс воронежской гимназии прошел действительный статский советник и член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук Николай Иванович Костомаров, получивший всероссийскую известность как историк, публицист и педагог, автор многотомного издания «Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей» и один из руководителей Кирилло-Мефодиевского общества.

Выпускник воронежской гимназии, выдающийся русский историк Н.И. Костомаров

А с 1837 по 1844 годы здесь получил гимназическое образование прославленный собиратель фольклора, исследователь духовной культуры славянских народов, издатель русских народных сказок, историк, этнограф и литературовед, надворный советник Александр Николаевич Афанасьев.

Выпускник воронежской гимназии выдающийся русский этнограф и фольклорист А.Н. Афанасьев

И здесь же на Большой Девиченской улице неподалеку от гимназии, в здании так же сохранившемся до наших дней (ул. Сакко и Ванцетти, 80), в 1825 году открылось частное учебное заведение, которое вошло в историю под названием «пансион Федорова» — по имени его основного пансионосодержателя и первого смотрителя П. К. Федорова.

Сохранившееся здание, в котором размещался пансион Федорова (ул. Сакко и Ванцетти, 80)

До того, как перейти в гимназию, здесь с 1828 по 1831 год обучался Николай Костомаров. И в тот же самое время (с 1825 по 1830 год) учеником Федоровского пансиона был Николай Владимирович Станкевич — поэт, публицист и мыслитель, организатор и глава круга единомышленников, известного в истории общественной мысли России как «Кружок Станкевича».

Выпускник Фёдоровского пансиона выдающийся русский поэт и философ Н.В. Станкевич

К периоду воронежской жизни Николая Станкевича относится его знакомство с Алексеем Кольцовым, в судьбе которого Станкевич сыграл роль первооткрывателя поэта для русской литературы и для всей читающей России. В 1831 году в «Литературной газете» с небольшим предисловием Николая Станкевича появилось стихотворение «Перстень», им же присланное в редакцию газеты. И с этой первой публикации воронежский поэт-прасол Алексей Кольцов обрел всероссийскую славу, став гордостью России.

Два поэта: А. Кольцов и Н. Станкевич

В 1826 году Воронеж обрел один из сегодняшних архитектурных символов города – возведенный на пересечении современных улиц Карла Маркса и Чернышевского по проекту городского архитектора И.А. Блицина арочный Каменный мост, который свое название получил, потому что был первым в городе каменным (кирпичным) мостовым переходом.

Каменный мост в Воронеже (постройка 1826 года)

И, наконец, в 1828 году было завершено строительство самого высокого в Воронеже сооружения – 75-метровой колокольни Благовещенского собора, которая строилась на протяжении 30 лет и стала частью архитектурного ансамбля Митрофановского монастыря, открытого в 1836 году.

Ныне утраченный, Митрофановский монастрырь в Воронеже (постройка первой половины XIX века)

Этому событию предшествовало обретение мощей первого воронежского епископа святителя Митрофана – так в христианской традиции называется процесс обнаружения останков (мощей) христианина с дальнейшим освидетельствованием их нетленными, что является доказательством святости. В 1831 году во время реставрации кафедрального собора в Воронеже потребовалась замена пола и измерение прочности фундамента здания. Обнаружив при разборке помоста склеп, строители через отверстие в нем рассмотрели гроб с истлевшей от времени крышкой, в котором покоилось нетленное тело первого воронежского епископа.

Обретение мощей святителя Митрофана Воронежского

После того, как о чудесном явлении было доложено императору Николаю I, он передал дело на рассмотрение Священного Синода, который освидетельствовал мощи специально учрежденной комиссией, признавшей тело первого Воронежского епископа Митрофана за «мощи несомнительно святые». После чего последовала канонизация святителя, и 25 июня 1832 года первопрестольник Воронежский Митрофан был причислен к лику святых Русской православной церкви.

Обретение мощей святителя Митрофана Воронежского

А на следующий месяц в августе 1832 года произошло торжественное открытие для всеобщего поклонения новобретенных мощей святителя Митрофана, ради которого в Воронеже собралось до пятидесяти тысяч почитателей новоявленного святого. Под колокольный звон всех воронежских церквей мощи святителя Митрофана Воронежского были извлечены из склепа и переложены в кипарисовую раку, на которую возложили золотой покров – подарок императора Николая I.

Торжественное открытие мощей святителя Митрофна в Воронеже (1832 год)

А через сорок дней после этого торжества и сам император прибыл в Воронеж, чтобы, чтобы поклониться мощам святого первопрестольника Воронежского.

Имеператор Николай I на поклонении мощам святителя Митрофана в Воронеже (1832 год)

В октябре 1837 года, желая вновь прикоснуться к мощам святого Митрофана, Николай I вторично побывал в Воронеже. Причем в этот визит его сопровождали: императрица Александра Федоровна, сын и наследник престола, великий князь Александр Николаевич — будущий император Александр II, дочь — великая княжна Мария Николаевна, а так же младший брат великий князь Михаил Павлович с супругой — великой княжной Еленой Павловной. Ныне об этом событии воронежцам напоминает мемориальная доска, установленная на здании, которое в первой половине XIX века принадлежало губернскому предводителю дворянства, камергеру Василию Васильевичу Тулинову.

Мемориальная доска на доме Тулинова

Отличающийся своей великолепной архитектурой, дом Тулинова славился и своим внутреннем убранством — лучшей в городе обстановкой. А потому под его крышей дома в разные годы останавливались все царственные особы, когда-либо посещавшие Воронеж. И вторая мемориальная доска на стене здания напоминает о том, что в доме Тулинова летом 1837 года произошла историческая встреча воронежского поэта А. В. Кольцова с одним из основоположников романтизма в русской поэзии Василием Андреевичем Жуковским, который вошел в сонм первостепенных русских классиков, как реформатор русской поэзии и литературный наставник А. С. Пушкина.

Мемориальная доска на доме Тулинова (улица Большая Дворянская / проспект Революции, 30)

Являясь наставником 19-летнего престолонаследника, будущего императора Александра II, В.А. Жуковский вместе с ним в июле 1837 года провел два дня в Воронеже и, помимо встречи с Кольцовым, выступил с речью в гимназии, высоко оценив творчество воронежского поэта-самоучки, а так же добавил в историю Воронежа несколько зарисовок города, которые он сделал в своем походном альбоме.

Воронеж в рисунках В.А. Жуковского (7.07. 1937 года)

Историческим событием российского масштаба стало открытие в Воронеже в ноябре 1845 года кадетского корпуса, который был назван Михайловским в честь великого князя Михаила Павловича, являющегося шефом военно-учебных заведений Российской империи.

Михайловский кадетский корпус в Воронеже (XIX век)

Строительство ныне утраченного комплекса его зданий и плаца, располагавшегося на территории современного парка «Орленок», началось в 1837 году, хотя идея о создании в Воронеже военного училища для детей дворян черноземных губерний, левобережной Украины, Северного Кавказа и земель донских и черноморских казаков, возникла еще в годы царствования Александра I. С этой целью в помощь казне воронежскими дворянами были пожертвованы первые 200 тысяч рублей. Однако строительство долго не начиналось из-за недостатка средств. И в 1834 году дворяне Воронежской губернии собрали ещё 533 тысячи рублей, к которым воронежским помещиком, отставным генерал-майором Николаем Дмитриевичем Чертковым было добавлено еще 1, 5 миллиона рублей и 2 тысячи крепостных душ. Учитывая, что строительство зданий кадетского корпуса обошлось казне в 800 тысяч рублей, можно с полным правом говорить, что Воронежский Великого Князя Михаила Павловича кадетский корпус был в первую очередь родным детищем воронежских дворян.

Кадеты Воронежского Великого Князя Михаила Павловича кадетского корпуса

Краевед Н.В. Воскресенский писал о строительстве: «Глухая до того, безлюдная окраина Воронежа обустроилась так грандиозно и обширно, что составила собою, в некотором роде, особый городок, опередивший капитальностью своих построек даже самые лучшие и центральные воронежские местности». Помимо комплекса зданий, всероссийскую известность Михайловскому кадетскому корпусу принесли его выпускники, в числе которых были: книгоиздатель и журналист, редактор самой популярной газеты начала XX века «Новое время» А.С. Суворин (1834 — 1912), создатель электрической лампочки А.Н. Лодыгин (1847- 1923), выдающийся русский оружейник, конструктор знаменитой винтовки-трехлинейки, генерал-майор С. И. Мосин (1849 — 1902) ,видный деятель российского и международного социалистического движения, философ и историк Г.В. Плеханов (1856 — 1918), генерал от кавалерии, руководитель казачьего Белого движения на Дону А.М. Каледин (1861 — 1918).

Самые известные выпускники Михайловского кадетского корпуса

В течение первой половины XIX века население Воронежской губернии удвоилось, что объяснялось не только естественным приростом местного населения, но и заселением землевладельцами своих воронежских поместий крестьянами из центральных районов страны. Обеспеченность землёй в Воронежской губернии была почти вдвое лучше, чем в Курской или в Тульской губерниях, в которых уже к XVIII веку не имелось незанятых в севообороте земельных наделов. Таким образом, за счёт использования нераспаханных земель увеличивался размер посевных площадей. При этом плодородные воронежские чернозёмы позволяли получать урожаи, большие, чем в других районах страны. В первой половине XIX века Воронежский край продолжал оставаться главным производителем хлеба в Российской империи, а по количеству скота Воронежская губерния занимала второе место в стране после Области Войска Донского.

Воронежская губерния в середине XIX века

Вместе с тем на воронежской земле стали появляться первые ростки промышленности, связанные с переработкой продукции земледелия и животноводства. В первой половине XIX века на территории Воронежской губернии один за другим открываются сахарные заводы, которые пройдя через многочисленные реконструкции, работали длительное время, а некоторые производят сахар и в наши дни. В 1834 году известный историк и библиофил А.Д. Чертков, получивший в наследство многочисленные имения на юге Воронежского края, среди которых самыми крупными были слободы Россошь, Ольховатка и Михайловка, основал Ольховатский сахарный завод. В 1836 году граф И.В. Васильчиков повелел построить сахароварочный завод на берегу реки Битюг в селе Садовое — ныне Аннинского района. В 1837 году отставной генерал, помещик И.Д. Лужин запустил сахарный завод в Нижнем Кисляе (Бутурлиновский район). И, наконец, в 1840 году воронежский промышленник И.И. Тулинов основал в своём Рамонском поместье полукустарный сахарный завод, поначалу вырабатывавший всего 6 пудов сахара в сутки.

Первые сахарные заводы на территории Воронежской губернии в XIX веке

Таким образом, к 1861 году на территории Воронежской губернии работало 12 сахарных заводов, на которых применялся наёмный труд – совершенно новая форма производственных отношений для России того времени.

Сахарный завод (гравюра XIX века)

Другой важная отраслью воронежской промышленности в первой половине XIX века было суконное производство. Основанная владельцем Рамонского имения И.И. Тулиновым, крупнейшая суконная фабрика работала в Воронеже в слободе Придача. За один только 1807 год на ней было произведено около 100 000 аршин различного вида сукна. При этом на суконном производстве И.И. Тулинова в то время трудилось 707 наёмных рабочих и 341 из «приписных мастеровых», то есть купленных предпринимателем и приписанных к фабрике крепостных крестьян. Со временем количество наёмных рабочих на производстве снижалось.

Переход от мануфактур к промышленному производству сукна в середине XIX века

В первой трети XIX века на территории Воронежской губернии был открыт способ получения подсолнечного масла, которое позднее было признано церковью постным продуктом, откуда и появилось его второе название – постное масло.

Именуемое в России постным, подсолнечное масло

Высланный графом Шереметевым из тульского поместья в слободу Алексеевка Бирюченского уезда Воронежской губернии (ныне город Алексеевка Белгородской области), крепостной крестьянин Даниил Семёнович Бокарев в 1829 году, посадив у себя на огороде небольшое количество подсолнечника, попробовал отжать масло из семечек на простейшем ручном прессе собственной конструкции. В результате был получен совершенно замечательный продукт, какого в России никто не видывал.

Первый русский маслобойный пресс конструкции Даниила Бокарева 1829 года

В 1833 году местный купец Папушин с помощью Бокарева построил в Алексеевке первый завод для производства подсолнечного масла на конной тяге, который работал 150 дней в году, производя за сезон до 1000 пудов подсолнечного масла. Затем и сам Бокарёв в 1834 году запустил такой же маслозавод. И в 1841 году две тысячи пудов масла из Алексеевки впервые было отправлено за границу.

Завод Бокаревых в Алексеевке в конце XIX века

К середине XIX века подсолнечное масло производили почти во всех сёлах Воронежской губернии. Товарным производством нового популярного продукта занимались: 33 маслобойни в Нижнедевицком уезде, 40 маслобоен в Коротоякском уезде, 113 маслобоен слободы Алексеевка Бирюченского уезда и 170 маслобоен Острогожского уезда. Причем «воронежское» подсолнечное масло, продаваясь как в Воронежской губернии, так и далеко за её пределами, успешно использовалось не только в пищевой промышленности, но и в производстве олифы, лаков и красок, постепенно вытесняя конопляное масло.

Памятник Данииилу Семёновичу Бокареву в городе Алексеевке Белгородской области (в прошлом село Алексеевка Воронежской губернии)

Одновременно с развитием промышленного производства в первой половине XIX века в некоторых населённых пунктах Воронежской губернии основной сферой деятельности для крестьян занятия промыслами.

Кустарные промыслы в XIX веке

При этом с целью исключения конкуренции происходило территориальное разделение труда, что, в конце концов, привело к специализации поселений. К примеру, жители Бобровского, Воронежского, Землянского, Нижнедевицкого и Коротоякского уездов занимались ткацким промыслом. Женщины деревни Отрожка без отрыва от сельскохозяйственных работ круглогодично плели из пеньки прочные рыбацкие сети, которые перекупщики затем продавали на губернских ярмарках в Коротояке, Павловске, Богучаре, Новохопёрске, а также на ярмарках в Коренной и Липецке. Мещане Воронежа и Павловска, а также государственные крестьяне из слобод Придачи и Олень-Колодезя вязали цветные чулки и носки, из Таврово – белые, из Чижовки вязали мужские носки.

Кустари XIX века: кожевенники и сапожники

Специализируясь на выделки кожи и овчины, бутурлиновцы славились своими тулупами и сапогами, которые продавались в Землях Войска Донского, в Причерноморье и других губерниях. Вот как современники описывали Бутурлиновку того времен: «В сей слободе имеется на обширной торговой площади до 40 каменных лавок, покрытых железом, с красным товаром, чаем, сахаром, табаком, ровно как и с разным черным товаром. Для приезжающих имеется здесь гостиница и несколько постоялых дворов. Земледелие составляет в сл. Бутурлиновке вообще уже второстепенную отрасль сельской промышленности».

Памятник сапогу в Бутурлиновке

Все эти и многие другие изделия были представлены на широко разрекламированной сельскохозяйственной выставке, которая проходила в Воронеже с 25 августа по 1 сентября 1853 года. Официально именуемая Выставкой сельских произведений, она стала демонстрацией достижений в области сельского хозяйства не только Воронежской, но и еще четырех губерний — Орловской, Рязанской, Тамбовской и Тульской.

Сельскохозяйственная выставка в середине XIX века

И в том же году разразилась Крымская война 1853—1856 годов, начало которой вдохновило начинающего, но уже немолодого 30-летнего воронежского поэта Ивана Никитина на создание знаменитого патриотического стихотворения «Русь». Впервые напечатанное 21 ноября в газете «Воронежские губернские ведомости», оно вскоре было перепечатано в столичных «Санкт-Петербургских ведомостях». И с того времени имя И. С. Никитина стало известным всей России.

Первая публикация гениального русского поэта И.С. Никитана состоялась 21 ноября 1853 года в газете «Воронежские губернские ведомости»

1853 год оказался поворотным в биографии поэта, названного современниками гениальным. Вслед за первым опубликованным стихотворением начался новый этап его жизни. Никому неведомый доселе «дворник», как называли тогда владельцев постоялых дворов, живущий с вечно пьяным отцом и окруженный ямщиками, вышел на широкую дорогу литературной известности.

Сочинения воронежского поэта И.С. Никитина





Понравилось? Поделись с друзьями!
Подпишись на новости!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl-Enter


Интересные и полезные интернет-ресурсы Воронежского региона:
Достопримечательности Воронежского края
Памятные места Воронежа
Воронежские музеи
Воронежские театры
Масс-медиа Воронежа
Воронежские органы власти

Все права защищены. Сетевое издание "Браво, Воронеж!", 2021
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-75367 от 01 апреля 2019 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологи и массовых коммуникаций.
Учредители: А.И. Никонов и Е.М. Никонова
Главный редактор: А.И. Никонов (автор-исполнитель проекта)
тел.: +7 (473) 255-14-75
e-mail: bravo-voronezh@yandex.ru
12+
Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»
При перепечатке активная ссылка на сайт обязательна.


Вверх