Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже
Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»

Глава 26. Воронеж и Воронежский край в годы Крестьянской войны 1920 – 1921 годов

После разгрома основных сил белых в 1920 году главным для Красной армии стал внутренний фронт, ибо в Советской России разгорелась самая настоящая крестьянская война, которую историки называют «Русской Вандеей» или периодом «зеленого потопа».

Крестьянские восстания в Советской России в 1920 году

Примечателен следующий факт: в то время, когда на территории Центральной России, Поволжья, Урала и Сибири уже не было интервентов и белых армий, военное положение сохранялось в 36 губерниях, являвшихся очагами неподавленных крестьянских мятежей. На советском официальном языке именовавшиеся «бандами», в 1920-ом практически в каждой российской губернии действовали отряды «зеленых партизан», состоявших из дезертиров — крестьян, уклоняющихся от службы в рядах Красной армии. Скрываясь в лесах, откуда и пошло их название «зеленые», повстанцы нападали на карательные отряды большевиков, брали заложников и расстреливали представителей Советской власти.

«Зеленые партизаны» (1920 год)

В основе недовольства повстанцев лежала политика «военного коммунизма»: война завершилась, а чрезвычайные меры в экономической политике не только были сохранены, но и усилены. Под лозунгом «За Советы без коммунистов» восставшие выступали против продразверстки, воинской, конной, гужевой и других повинностей, за невыполнение которых следовали арест, конфискация имущества, взятие в заложники, расстрел на месте.

Продотряд изымает зерно у крестьян (1920 год)

Центром крестьянских волнений в Центрально-Черноземном регионе России стала Тамбовская губерния. Здесь в селе Хитрово 19 августа 1920 года началось одно из наиболее масштабных и организованных крестьянских восстаний периода Гражданской войны в России, спровоцированное произволом продотрядов.

Крестьянское восстание на Тамбовщине началось в селе Хитрово 19 августа 1920 года

В советской историографии оно получило название «антоновщина» — по имени начальника уездной милиции города Кирсанова Тамбовской губернии, бывшего эсера А.С. Антонова, который никогда не стоял во главе восстания, хотя и был в нем весьма заметной фигурой, будучи начальником штаба 2-ой Повстанческой армией.

А.С. Антонов (в центре) и штаб повстанческой армии

Летом 1920 года разрозненные отряды «зеленых партизан», действовавших на Тамбовщине, объединились под командованием Георгиевского кавалера поручика П.М. Токмакова. Восставшие сформировали целых две партизанские армии (в несколько десятков тысяч человек), к которым присоединилась и третья — конная армия в составе казаков, отставших от своих частей при отступлении белой армии.

Командующий Объединенной армии Тамбовского края П.М. Токмаков

Под типичным эсеровским лозунгом «За советы без коммунистов» восстание охватило пять уездов Тамбовской губернии, а к октябрю 1920 года распространилось до Борисоглебска, который в то время находился в составе Тамбовского края (ныне — Борисоглебский городской округ Воронежской области). При этом подвластными большевикам остались только крупные города, в то время как в сельской местности всю полноту власти захватили повстанцы, которые повсеместно организовали собственные суды, прокуратуру, милицию и даже школы.

Распространение Тамбовского восстания (1920 — 1921 годы)

На месяц позднее «Тамбовской Вандеи» в Воронежской губернии началось не менее знаменитое крестьянское восстание, основной силой которого, как и на Тамбовщине, стали дезертиры – они же «зеленые партизаны». К началу осени 1920 года повальное дезертирство стало настоящим бедствием для руководящих структур Воронежской губернии. К примеру, на 1 июня 1920 года около десятой части всего военнообязанного населения Богучарского уезда официально числилось в дезертирах, что в общей сложности составляло более тысячи человек.

Укрывающиеся в лесных массивах Воронежского края, дезертиры были не только многочисленны, но и хорошо вооружены. Когда против бутурлиновских «зеленых партизан», дислоцировавшихся в юго-западной части Шипова леса был послан карательный отряд в 450 штыков, он был разбит и разоружён «партизанами», которым, помимо 100 пленных, досталось все оружие отряда — винтовки и два пулемёта.

Зона действий «зеленых партизан» Шипова леса (1920 год)

В августе 1920 года на территории Воронежской губернии появились дезертиры, бежавшие из воинских частей Южного фронта, которые в тот момент одновременно воевали с белогвардейской Русской армией под командованием генерал-лейтенанта П. Н. Врангеля и Революционной повстанческой армии Украины, возглавляемой анархистом Нестором Махно. Благодаря этим беглецам воронежские «зеленые партизаны» узнали о тактике и идеологии махновской повстанческой армии.

Нестор Махно и его повстанческая армия (1920 год)

Под воздействием «зелёной» пропаганды в лесах Валуйского, Павловского, Богучарского и Новохопёрского уездов начали создаваться небольшие вооружённые отряды, которые под лозунгом «За Советы без большевиков!» мало-помалу переходили к активным действиям против Советской власти, иногда даже вступая в вооружённые столкновения с подразделениями Красной армии. Особо на этом поприще прославился партизанский отряд под командованием Емельяна Варравы. Появившийся в Богучарском уезде, он в скором времени стал главным врагом советской власти на юге Воронежского края.

Районы дислокации «зелёных партизан» на территории Воронежской губернии в середине 1920 года

В 1920 году в Воронежской губернии сложилась поистине катастрофическая ситуация с продовольствием. Неурожай зерновых из-за засухи усугубил положение. Однако большевики не только продолжали практику изъятия продуктов у крестьян, но приняли постановление, дающее Наркомпроду и его агентам исключительные полномочия при изъятии «хлебных излишков».В воронежском архиве сохранились свидетельства сельских коммунистов, что продотряды подчас «забирают не только излишки, но и всё дочиста», включая одежду и домашнюю утварь.

Бесчинства бойцов продотряда при при изъятии «хлебных излишков» (1920 год)

Против одного из таких красноармейских продотрядов, который в двадцатых числах октября прибыла на хутор Новая Мельница, выступила небольшая группа «зеленых партизан», сформированная из дезертиров жителями соседнего села Старая Калитва Григорием Колесниковым и Марко Гончаровым. Убив продагента, «партизаны» разоружили и жестко избили сопровождавших его 8 красноармейцев.

Крестьянское восстание в селе Старая Калитва Воронежской губернии (октябрь 1920 года)

После первой акции противодействия советской власти, отряд старокалитвянских «зеленых партизан» стал расти и к концу октябре уже насчитывал в своих рядах 50 человек. И это позволило им вступить в бой и разгромить второй продотряд численностью 60 красноармейцев, который прибыл в Старую Калитву в начале ноября.

В ходе перестрелки, завязавшейся на площади во время сельского схода, продагент и 18 красноармейцев были убито. После чего Григорий Колесников открыл митинг, где призвал односельчан впредь не сдавать хлеба и объявил восстание «против грабежей и голода». В тот же день его избрали командиром повстанцев.

Сельский сход

Однако уже на следующем сходе предводителем восставших был избран человек сведущий в военном деле, являвшийся однофамильцем Григория Колесникова, уроженец села Старая Калитва Иван Сергеевич Колесников, который во время Первой мировой войны прошел путь от рядового до младшего унтер-офицера и командира взвода, а в годы гражданской войны, начав воевать в мае 1919 года рядовым красноармейцем конной разведки 107-го стрелкового полка 40-й Богучарской стрелковой дивизии, к началу января 1920 года стал командиром 3-го батальона 357-го стрелкового полка. Неоднократно раненный в боях, И.С. Колесников после очередного ранения 8 июня 1920 года вступил в должность казначея своего полка и в конце месяца убыл в командировку в отдел снабжения дивизии. На этом его след в архивных документах обрывается…

Бывший командир Красной армии И.С. Колесников

По неподтвержденным данным, казначей 357-го полка И. С. Колесников проворовался и дезертировал, а когда добрался домой, в Старую Калитву, там уже началось восстание, военным руководителем которого он вскоре стал. Но, как бы то ни было, новый предводитель повстанцев, бесспорно, обладал незаурядными командирскими качествами, богатым военным опытом и исключительной личной храбростью.

Предводитель старокалитвянских повстанцев И.С. Колесников

Сразу же после принятия командования И.С. Колесников объявил мобилизацию мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, в результате чего отряд старокалитвянских повстанцев вырос до одной тысячи штыков и сабель. Причем их вооружению помогло большое количество различного оружия, оставленного во время гражданской войны в деревнях и селах, которые по нескольку раз за эти годы переходили из рук в руки красноармейских и белогвардейских войск.

Меж тем молва о восстании быстро облетела южные уезды Воронежской губернии. В Старую Калитву потянулись люди недовольные советской властью и дезертиры, не желающие воевать за коммунистов. И вскоре численность повстанческого отряда достигла 5 тысяч штыков и сабель, что соответствовало такому тактическому армейскому соединению как дивизия.

Повстанческая армия И.С. Колесникова

Оказавшись незаурядным организатором, И.С. Колесников сформировал пять повстанческих полков (Старокалитвенский, Новокалитвенский, Дерезовский, Криничанский, Дерезоватский) из жителей Острогожского, Павловского и Богучарского уездов Воронежской губернии, а так же Старобельского уезда Украины. При этом число бойцов его Воронежской повстанческой дивизии колебалось от двух до шести тысяч бойцов, а в особо крупных операциях участвовало до 15 тысяч повстанцев. Причем на вооружении дивизии И.С. Колесникова было четыре пушки и 20 — 40 пулеметов.

Не выдвигая никаких политические требований, кроме главного лозунга «Против грабежей и голода», восстание быстро разрасталось. Действуя смело, а иногда даже дерзко, повстанцы нападали на местные гарнизоны, уничтожали продотряды и успешно действовали против небольших подразделений, направленных для подавления восстания, которые большею частью состояли из караульных рот уездных военкоматов, отрядов милиции или формировались из жителей уездных городов. При этом колесниковцы избегали прямых столкновений, прибегая к тактике партизанской войны и нападая, добивались победы неожиданным манёвром.

Налёт повстанцев на село

Во всех населенных пунктах, где объявлялись колесниковцы, происходило одно и то же: открывались ссыпные пункты и зерно, собранное продотрядами, раздавалось обратно крестьянам. При этом местные Советы не разгонялись, но их депутаты переманивались на сторону восставших. Повстанцы оставляли без изменений даже внешнюю форму советских учреждений: портреты вождей революции – Ленина и Троцкого – повсеместно сохранялись наряду с красными флагами Советской республики, что соответствовало тексту призыва, начертанного на красных повстанческих знамёнах: «Да здравствуют Советы без коммунистов!»

Митинг и раздача зерна в деревне, захваченной повстанцами

В начале ноября 1920 года в составе повстанческих сил возникло кавалерийское формирование, в составе которого первоначально было всего 35 всадников, но вскоре их число выросло, ибо многие крестьяне вливались в ряды восставших вместе со своими лошадьми. В результате в повстанческой дивизии И.С. Колесникова образовалось крупное кавалерийское подразделение при тачанках с пулеметами, которое при необходимости быстро перебрасывалось на подводах и верхами к нужному месту. К 25 ноября 1920 года — то есть к моменту наивысшего развития восстания — повстанческая дивизия Ивана Колесникова, помимо 5 тысяч 500 штыков, включала в себя около 10 эскадронов общей численностью в 1250 сабель. Кавалеристы так же имелись в отряде Емельяна Вараввы, перешедшего под командование И.С. Колесникова и насчитывающем свыше 1000 штыков и сабель.

Кавалерия повстанческой армии

Внезапные нападения на отдельные отряды, разгон советских учреждений и срыв продовольственных компаний, последовавших вслед за расширением района восстания, в конце концов, заставили Воронежский губернский комитет ВКП(б) поставить на повестку дня вопрос о немедленной ликвидации «колесниковщины» в губернии. Решение данного вопроса требовало в первую очередь эффективных военно-организационных мер. И с 14 ноября 1920 года в Острогожском, Богучарском и Павловском уездах стали действовать ревкомы с одновременным введение осадного положения на вышеупомянутых территориях.

Осадное положение в южных уездах Воронежской губернии в ноябре 1920 года

Для борьбы с мятежниками в Воронеже были созданы два крупных пехотных и один кавалерийский отряд. А руководство карательными силами было возложено на губернского военного комиссара Ф.М. Мордовцева и заместителя председателя губисполкома Н.Е. Алексеевского, который в возрасте двадцати лет с апреля до октября 1920 года возглавлял Воронежскую губЧК, а к губвоенкому был прикреплен комиссаром по чрезвычайному положению в губернии.

Воронежский кавалерийский полк

Меж тем вечером 25 ноября колесниковцы совершили налёт на уездный город Богучар и до утра хозяйничали в нём. При этом на сторону повстанцев перешли военные комиссары Дьяченковской и Красножёновской волостей – Бусыгин и Стрешнев. И последний в скором времени стал видным повстанческим командиром.

Налёт повстанцев на Богучар заставил большевистских руководителей Воронежской губернии серьёзней отнестись к мятежу на юге губернии и обратиться за помощью к военному ведомству РСФСР. После этого на юг Воронежского края для ликвидации «колесниковщины» были отправлены регулярные части Красной армии – три пехотных полка, батальон 22-й Воронежской пехотной школы комсостава с пулемётной командой и бригада фронтовой кавалерии, которым была придана первая сводная филоновская батарея и бронепоезд с легкими орудиями. Вместе с двумя воронежскими пехотными и кавалерийским отрядами это была мощная армейская группировка, общее руководство которой было поручено губвоенкому Ф.М. Мордовцеву.

Отправка частей РККА на подавление мятежа

Начавшись 29 ноября, операция по ликвидации мятежа закончилась полным разгромом повстанческих сил И.С. Колесникова 8 декабря 1920 года: так в этот день командование группировки Красной армии официально объявило партийным органам Воронежской губернии.

Разоружение повстанцев частями Красной армии

А спустя два дня двух губернских комиссаров Ф.М. Мордовцева и Н.Е. Алексеевского телеграммой вызвали в Воронеж на пленум губисполкома. 11 декабря они с группой штабных работников и кавалерийским отрядом сопровождения выехали в сторону станции Кантемировка. Будучи уверенными в полной ликвидации мятежников и спеша попасть на поезд, оба комиссара и несколько штабистов оторвались от сопровождавшего их отряда.

Конный отряд Красной армии

Не доезжая 15 километров до Кантимировки, они остановились в селе Скнаровка, чтобы напоить лошадей. И здесь на них неожиданно выехал конный отряд повстанцев во главе с самим И.С. Колесниковым, который направлялся в Старую Калитву через Смаглеевку-Скнаровку. Хотя есть и другая версия этих событий. Узнавший через свою агентуру о телеграмме из Воронежа, И. С. Колесников возглавлял группу преследования, которая, тайно двигаясь по следам комиссаров, напала на них, как только те остановились в Скнаровке.

Как бы то ни было, бой был ожесточённым, но скоротечным – силы были неравными. Вначале во дворе был зарублен комендант губчека В. Е Бахарев и еще один штабист, остальные же, запершись в доме, стали отстреливаться от колесниковцев. Расстреляв все патроны и видя бесполезность дальнейшего сопротивления, Н.Е. Алексеевский застрелился, а остальные, кроме одного спасшегося красноармейца, были схвачены ворвавшимися в дом повстанцами и изрублены саблями. После этого колесниковцы, забрав оружие и лошадей убитых ими комиссаров и штабистов, продолжили свой путь в Старую Калитву.

Памятник в Скнаровке на месте гибели воронежских губкомиссаров

Через три дня Ф.М. Мордовцева, Н.Е. Алексеевского и В. Е Бахарева похоронили в Воронеже на Площади III Интернационала – на территории современного парка «Орлёнок», где к тому времени уже образовался воинский некрополь. Позднее в 1928 году память о двух губернских комиссарах была увековечена в названиях улиц города: Глухой Покровский переулок переименовали в улицу Алексеевского, а переулку Богословскому присвоили имя Мордовцева. И, наконец, 20 декабря 1971 года — в годовщину создания ВЧК (Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете Народных Комиссаров РСФСР), на могиле воронежских комиссаров установили гранитную плиту, добавив в список жертв восстания Колесникова еще три имени чекистов, погребенных здесь же, но погибших при других обстоятельствах в 1919 году.

Некрополь в детском парке «Орлёнок», где в декабре 1920 года были похоронены Н.Е. Алексеевский и Ф.М. Мордовцев

Тем временем в декабре 1920 года в район восстания под предводительством И. С. Колесникова из Крыма были переброшены стрелковые и кавалерийские части Южного фронта, которые при поддержке бронепоездов 26 декабря окончательно, как могло показаться, разгромили повстанцев. Однако уже на следующий день отряд Колесникова и атамана Каменюка захватил украинский городок Старобельск, разгромив его гарнизон численностью в 350 бойцов. Затем 28 декабря повстанцами была атакована станция Сватово, где колесниковцам удалось захватить артиллерийскую базу Красной армии и большое количество патронов.

Налет повстанцев на город

Казалось бы, уже разгромленный регулярными частями Красной армии, отряд И.С. Колесникова, подобно восстающей из пепла легендарной птице Феникс, за считанные дни увеличился практически вдвое, к началу 1921 года объединив около тысячи конных и пеших повстанцев. В феврале колесниковцы взяли под контроль практически всю южную часть Воронежской губернии. И тогда в очередной раз, чтобы покончить с восстанием, в Воронежскую губернию были переброшены крупные соединения Красной армии, из которых была создана так называемая Подвижная группа для борьбы с бандитизмом.

Конный отряд Красной армии атакует повстанцев

10 февраля отряды И.С. Колесникова потерпели серьезное поражение в бою у станции Лиски, где погиб начальник штаба восстания Иван Нутряков. С того времени повстанцев постоянно преследовали части Красной Армии, которые в течение двух недель предельно измотали колесниковцев в боях и, в конце концов, вынудили И.С. Колесникова с отрядом лучших своих бойцов в 500 сабель уйти на Тамбовщину, где тогда максимальный размах приобрело крестьянское восстание, именуемое «антоновщиной».

Перемещение отряда И.С. Колесникова на Тамбовщину (конец февраля 1920 года)

8 февраля влившись в ряды Объединенной партизанской армия Тамбовского края, численность которой к началу 1921 года возросла до 50 тысяч штыков и сабель, колесниковцы получили наименование 1-й Богучарский полк, а сам И.С. Колесников был избран командующим 1-й Партизанской армии Тамбовского края. Воевал он на посту антоновского командарма успешно, но недолго.

Командующий 1-й Партизанской армии Тамбовского края И.С. Колесников )март 1920 года)

21 марта 1921 года декретом ВЦИК была отменена продразверстка, которую заменил более гуманный продовольственный налог. То есть свершилось то главное, ради чего крестьянство поднялось на войну с советской властью. Крестьянские восстания на Тамбовщине, на юге Воронежской губернии и в Западной Сибири, в конце концов, вынудили большевистское правительство пойти на смягчение экономической политики по отношению к крестьянству.

Замена продразверстки продналогом (март 1921 года)

На мятежной Тамбовщине, где продразверстка была отменена раньше других губерний, многие повстанцы, посчитав, что основная цель восстания выполнена, начали возвращаться домой. Этому способствовало объявление Полномочной комиссией ВЦИК двухнедельной явки с повинной. В антоновской армии началось повальное дезертирство. И, чтобы спасти свои отряды от окончательного развала, в начале апреля 1921 года И.С. Колесников решил вернуться в Воронежскую губернию.

Возвращение отряда И.С. Колесникова на территорию Воронежской губернии (апрель 1921 года)

Возвращение И.С. Колесникова активизировало действия местных повстанческих отрядов и придало их деятельности прежний размах. Но дни самого предводителя восстания были уже сочтены. И, по некоторым сведениям, этот неизбежный финал ускорила женщина — 20-летняя Екатерина Вереникина, которая была внедрена в отряд Колесникова чекистами. Работая при штабе, она передавала информацию о передвижении повстанцев.

Существует несколько версий относительно места и обстоятельств гибели легендарного предводителя восстания воронежских крестьян. Одни говорят, что вечером 28 апреля в районе хутора Оробинский Новокалитвянской волости отряд Колесникова был окружен чекистами и бойцами частей особого назначения. В завязавшемся ожесточённом бою И.С. Колесников был убит выстрелом в спину – возможно, кем-то из своих соратников.

Последний бой И.С. Колесникова

Другие называют местом гибели командующего воронежской повстанческой дивизией и командарма тамбовской повстанческой армии село Дерезоватое Воронежской области. Третьи берутся утверждать, что свою смерть Иван Сергеевич Колесников принял 12 мая 1921 года в возрасте 27 лет. Произошло это в районе Коротояка, где отряд под его командованием принял бой с «Подвижной группой войск» в составе трех кавалерийских полков, стрелкового батальона и орудийной батареи.

И, наконец, в 1920-х годах существовала еще одна, наиболее любимая крестьянами, версия, согласно которой, Иван Колесников не погиб, а с горсткой смельчаков на резвых конях ускакал за границу – то ли в Османскую империю, то ли еще куда-то – и обязательно вернется, когда народу станет совсем невмоготу.

Но что бы люди не говорили, одно известно точно: никто не смог заменить Ивана Колесникова на его поприще. Первоначально гибель предводителя никак не отразилась на боевой активности колесниковцев, командование над которыми принял на себя Емельян Варавва. Но вскоре оказалось, что его способности, как командующего и стратега, оставляют желать лучшего. Потерпев несколько поражений подряд, основные силы колесниковцев к концу мая 1921 года окончательно распались на отдельные отряды, чему способствовала и объявленная большевиками амнистия.

Повстанцы сдаются по амнистии

После того, как И.С. Колесникова не стало, около тысячи повстанцев сдались по амнистии, еще около двух тысяч бывших колесниковцев рассеялись по Острогожскому и Богучарскому уездам, создав мелкие подвижные отряды, самыми крупными из которых руководили вчерашние командиры повстанческой дивизии Ивана Колесникова — Варрава, Зверев, Каменев, Курочкин, Стрешнев, Фомин. При этом в прошлом остались лихие налёты на крупные уездные центры, многовёрстные рейды по Воронежской губернии, ожесточённые бои с красными частями. Мало-помалу бывшие колесниковцы окончательно перешли к методам партизанской борьбы. Теперь каждый повстанческий отряд действовал в пределах своего небольшого района, ограничиваясь налётами на волостные сёла и слободы, убийствами ответственных советских работников и уничтожением местных канцелярий.

Остатки повстанческой армии И.С. Колесникова

Тем временем на Тамбовщине продолжалась самая настоящая война. Против тамбовских повстанцев были брошены регулярные части Красной армии, командовали которыми такие прославленные советские полководцы, как М. Тухачевский, М. Фрунзе, С. Буденный и Г. Котовский. В боях против Объединенной партизанской армия Тамбовского края использовалась артиллерия, бронетехника и авиация. При этом армейские части были наделены чрезвычайными полномочиями.

Регулярные части Красной армии, участвовавшие в подавлении Тамбовского восстания

Руководивший подавлением «Тамбовской Вандеи» выдающийся красный командарм М. Тухачевский писал, что войскам «...приходится вести не бои и операции, а целую войну, которая должна закончиться полной оккупацией восставшего района... борьбу приходится вести не с бандами, а со всем местным населением…»

Руководивший подавлением «Тамбовской Вандеи» командарм М. Тухачевский

Ужасен был приказ № 171 от 11 июня 1921 года, вводивший расстрелы заложников в повстанческих селах до полного подчинения и выдачи участников восстания. Против крестьян, так или иначе связанных с повстанцами, применялись самые жесткие карательные меры: в случае нахождения в доме оружия без разбора расстреливались все в нем проживающие, а семьи, в домах которых укрывался повстанец, арестовывались с конфискацией всего имущества и высылались, в то время, как старший работник в семье расстреливался на месте. Известны случаи выселения целых селений в Сибирь.

Расстрел участников крестьянского восстания

Апогеем беспощадной жестокости той войны стало применение красноармейцами боевых отравляющих газов, с помощью которого они пытались выкурить повстанцев из лесов. Для этого в Тамбов было доставлено 2 тысячи снарядов с отравляющим ипритом, применение которых в любых конфликтах было позднее запрещено Женевским протоколом от 1925 года.

Применение удушающих газов для подавления Тамбовского восстания

Впрочем, жестокость была проявлена с обеих сторон. В ходе восстания на Тамбовщине и в Воронежской губернии повстанцами были убиты тысячи партийных и советских работников. Но печальным историческим фактом остается то, что, объявленное «рабоче-крестьянским», государство воевало с крестьянством, так как обычно воюют с лютыми врагами.

Расстрел заложников во время подавления Тамбовского восстания

Меж тем ощутимые успехи в борьбе с повстанческим движением позволили воронежским губернским властям в 1921 году в ноябрьском обращении к войскам открыто заявить о том, что «бандитизм доживает свои последние дни». В том же обращении указывалось, что перелом в борьбы с «колесниковщиной» мог быть окончательно достигнут только при соблюдении следующих условий: «уважение к устоям местной советской власти, вежливое обращение с гражданским населением, углубление оперативно-разведывательной работы и привлечение населения к совместному искоренению бандитизма». На деле эта новая установка Советской власти выразилась в том, что для военных частей было ограничено пользование обывательскими подводами, «дабы не раздражать гражданское население». Помимо этого, были запрещены расстрел на месте и взятие в заложники селян.

Этим, по сути, и завершается период «колесниковщины» в истории повстанческого движения воронежского крестьянства в годы Гражданской войны. Последние более-менее крупные группировки воронежских повстанцев были разгромлены в конце осени 1921 года: 23 ноября настал конец отряду Каменева, а 30 ноября перестал существовать отряд Зверева. Оставшиеся небольшие группы уже имели уголовный характер и были ликвидированы в течение 1922 года. На том и закончилась гражданская война на территории Воронежского края.





Понравилось? Поделись с друзьями!
Подпишись на новости!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl-Enter


Интересные и полезные интернет-ресурсы Воронежского региона:
Достопримечательности Воронежского края
Памятные места Воронежа
Воронежские музеи
Воронежские театры
Масс-медиа Воронежа
Воронежские органы власти

Все права защищены. Сетевое издание "Браво, Воронеж!", 2021
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-75367 от 01 апреля 2019 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологи и массовых коммуникаций.
Учредители: А.И. Никонов и Е.М. Никонова
Главный редактор: А.И. Никонов (автор-исполнитель проекта)
тел.: +7 (473) 255-14-75
e-mail: bravo-voronezh@yandex.ru
12+
Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»
При перепечатке активная ссылка на сайт обязательна.


Вверх