Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже
Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»

Глава 31. Воронежское сражение: 1942 год

В июне 1942 года, когда штаб Юго-Западного фронта уже передислоцировался на юг Воронежской области, обстановка в Воронеже осложнилась. Резко усилились, затихшие было, налеты гитлеровской авиации на город. И 13 июня 1942 года, на 357-й день войны, воронежцы впервые пережили настоящую военную трагедию. В тот субботний день на город был совершен массированный авианалет: от сброшенных немцами бомб пострадали 247 воронежцев, из которых 71 человек был убит на месте или позднее скончались от ран.

Воздушный налет самолетов люфтваффе

И горестнее всего сознавать, что в их числе было несколько десятков детей, которые в ту субботу собрались на детском празднике в Саду пионеров, находившемся тогда между проспектом Революции (дома №45 и №47) и улицей 11 мая (ныне – Театральная). Однако число детей погибших в Саду пионеров, указанное на мемориальном камне, который в послевоенное время был установлен на месте трагедии, не подтверждается архивными документами.

Мемориальный камень на месте гибели детей на территории бывшего Сада пионеров

Две недели спустя налет гитлеровских бомбардировщиков повторился. 27 июня на Воронеж было сброшено 30 фугасных и 1250 зажигательных бомб. А затем наш город бомбили каждый день. Причем в этих авианалетах ежедневно участвовало до 600 вражеских самолётов, что было связано с генеральным наступлением гитлеровских войск, которое началось 28 июня 1842 года.

Воздушный налет (фотографии, сделанные пилотами люфтваффе)

В подписанной Гитлером совершенно секретной директиве № 41 от 5 апреля 1942 года одной из главных задач летней военной кампании ставился прорыв на Кавказ на южном фланге фронта. А главная цель операции на Восточном фронте в соответствии с текстом секретной директивы состояла в том, чтобы «разбить и уничтожить русские войска, находящиеся в районе Воронежа, южнее его, а также западнее и севернее реки Дон». В этом смысле наш город рассматривался гитлеровскими стратегами в качестве основной точки поворота германских соединений на юг, а также главной базой, с помощью которой предполагалось обеспечивать фланговое прикрытие удара в направлении на Сталинград.

Совещание в Ставке Гитлера (июнь 1942 года)

Имеющую первоочередной целью Воронеж, стратегическую наступательную операцию гитлеровцев, носящую кодовое название «Блау» — то есть «Синяя», возглавил генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс. Его именем и была названа отборная группировка «Вейхс», куда вошли 2-я полевая армия самого фон Вейхса и 4-я танковая армия под командованием генерал-полковника Германа Гота, имевшая в своем составе элитную дивизию СС «Великая Германия». Одновременно с частями вермахта в поход под знаменами «Вейхса» двинулись соединения 2-ой венгерской королевской армии.

Генерал-полковник Максимилиан фон Вейхс (в центре)

28 июня 1942 года, прорвав оборону Красной Армии на стыке 13-й и 40-й армий Брянского фронта и за два дня стремительно продвинувшись на 40 километров вглубь обороны советских войск, части группировки «Вейхс», не теряя темпа, двинулись в сторону Воронежа.

Генеральное наступление гитлеровских войск (лето 1942 года)

Это наступление гитлеровских войск стало большой неожиданностью для советской Ставки Верховного Главнокомандующего, уверенно предполагавшей, что летняя кампания на советско-германском фронте развернется, как и в предыдущем году, на московском стратегическом направлении.

Немецкие танки в наступлении (июль 1942 года)

Пытаясь как-то изменить оперативную обстановку, Ставка и штаб Брянского фронта направили для ликвидации прорыва воинские соединения из резерва Красной армии и с других участков советско-германского фронта. Но, вводившиеся в бой разрозненными частями, те соединения смогли лишь задержать на какое-то время продвижение гитлеровских войск, продолжающих успешное наступление в Воронежском направлении.

Бой с танками (лето 1942 года)

Список героев Воронежского сражения по праву открывает лётчик 573-го истребительного авиационного полка 101-й истребительной авиационной дивизии ПВО Воронежско-Борисоглебского дивизионного района ПВО, младший лейтенант Василий Ефремович Колесниченко. В июле 1941 года окончив 7-ю Сталинградскую военную авиационную школу летчиков и к началу генерального наступления гитлеровских войск совершив 93 боевых вылета, он 1 июля 1942 года принял бой с немецкими самолетами, летевшими бомбить Воронеж.

Воздушный таран летчика В.Е. Колесниченко

Израсходовал в том воздушном бою боекомплект истребителя и, будучи ранен в обе ноги, В. Е. Колесниченко бесстрашно направил свою горящую машину на немецкий бомбардировщик и протаранил его. Приземлившийся на парашюте, летчик был доставлен в госпиталь, где и скончался от ран и ожогов. Похороненный в Воронеже в братской могиле № 15 на территории Парка юннатов, младший лейтенант В. Е. Колесниченко первым из участников Воронежского сражения был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Посмертно…

На дальних подступах к Воронежу гитлеровские механизированные колонны были встречены воинами 45-ой стрелковой дивизии под командованием полковника В.П. Соколова, в составе которой было 8 тысяч воронежцев, преимущественно добровольцев и ополченцев – бывших рабочих, служащих, студентов и преподавателей.  Героически сражаясь, почти все они погибли в неравных боях.

Командир 45-ой стрелковой дивизии полковник, а впоследствии генерал-майор, Герой Советского Союза Василий Павлович Соколов

Но дивизия была переформирована, и  затем, переброшенная из Воронежа в Сталинград, так же геройски воевала во главе со своим командиром В.П. Соколовым, а по окончании Сталинградской битвы за отличие в боях 1 марта 1943 года была преобразована в 74-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Бои на дальних подступах к Воронежу (конец июня 1942 года)

Подавляя огнем артиллерии и танками очаги сопротивления подвижные части группировки «Вейхс» неудержимо двигались в сторону Воронежа и уже через неделю после начала генерального наступления — на 377-й день войны — вышли к речным переправам у города Семилуки, сел Малышево и Старые Семилуки, и 3 июля 1942 года завязали бои на ближних подступах к Воронежу.

Переправа частей 24-й немецкой танковой дивизии по наведенному понтонному мосту в районе села Малышево (июль 1942 года)

К тому времени Воронеж был оставлен регулярными частями Красной армии, которые накануне неожиданного для советского командования немецкого наступления приказом командующего Брянским фронтом генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова были передислоцированы южнее – за Дон, куда переехала и Ставка командующего фронтом.

Командующий Брянским фронтом генерал-лейтенант Ф.И.Голиков

По личному указанию Сталина прибывший 2 июля 1942 года в город для организации обороны, генерал-лейтенант Ф.И.Голиков мог лишь констатировать, что в Воронеже советских полевых войск практически не было.

Линия обороны (лето 1942 года)

По состоянию на тот день в состав городского гарнизона входили лишь несколько батальонов НКВД и разрозненных воинских подразделений, включая недавно прибывшую из Сибири 232-ю стрелковую дивизию, еще не прошедшую комплектацию и обучение. Кроме того, на защиту города могли выступить учебный центр командного состава Юго-Западного фронта в составе трёх батальонов, два эскадрона учебного запасного кавалерийского попка, два зенитно-артиллерийских полка, курсанты школы милиции и несколько батальонов воронежских ополченцев.

Бои на подступах к Воронежу (4 июля 1942 года)

С такими немногочисленными силами встав на пути немецкого наступления, Воронеж встретил гитлеровцев упорным сопротивлением у донских переправ западнее своих окраин, где немцы понесли свои первые большие потери. В придонских степях танки 4-й армии Гота были встречены огнем частей 3-й дивизии ПВО, укомплектованных в основном воронежскими девушками-зенитчицами.

Опустивший стволы зениток на прямую наводку, орудийный расчет ПВО на линии огня (лето 1942 года)

Опустив стволы зенитных орудий на прямую наводку, они вступили в бой с новыми тяжелыми немецкими танками, названными «тиграми», которые впервые были испытаны гитлеровцами на практике летом 1942 года — в ходе боевых действиях на воронежском направлении. И, заявленная непробиваемой, круповская сталь оказалась бессильной перед снарядами, выпущенными из зениток, которые насквозь прошивали броню «тигров»…

Поле боя: уничтоженные огнем из зенитных орудий, немецкие тяжелые танки Panzerkampfwagen VI Ausf. H1, «Тигр»

Однако большие потери понесли и расчеты зенитных орудий, уничтоженные встречным огнем немецких танков. Большинство воронежских девушек-зенитчиц погибли, ценой своей жизни задержав на какое-то время продвижение врага к Воронежу.

Поле боя: зенитное орудие, отражавшее танковую атаку «тигров» (снимок офицера вермахта)

Большие потери понесла и 232-я стрелковая дивизия под командованием подполковника И.И. Улитина. Единственное полнокровное соединение советских войск, оборонявшее Воронеж в июльские дни 1942 года, дивизия подполковника И.И Улитана занимала оборону по левому, восточному берегу Дона на 45-километровом участке от села Новоподклетное до Малышево вплоть до устья реки Воронеж.

Рубеж обороны 232-ой стрелковой дивизии и командир дивизии подполковник И.И Улитин

На этом рубеже, отражая основной удар авангарда группы «Вейхс», и суждено было принять боевое крещение воинам-сибирякам, вставшими перед гитлеровскими танками непреодолимой преградой.

Памятник воинам 232 стрелковой дивизии (братская могила № 420 в окрестностях мкрн Шилово)

Неожиданное сопротивление защитников Воронежа и сложное положение, в которое попали дивизии вермахта, наступавшие на Воронеж, заставили начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Франца Гальдера произвести в своем дневнике запись, датированную 5 июля: «24-я танковая армия и дивизия «Великая Германия» серьезно истощат свои силы, наступая на хорошо подготовленный к обороне и укрепленный Воронеж».

Франц Гальдер. Военный дневник (1941 — 1942)

6 июля гитлеровцы форсировали Дон и вышли к окраинам Воронежа. В упорных уличных боях защитники Воронежа были вытеснены из его правобережной части на Левобережье – промышленный район города, находящийся на противоположном берегу реки Воронеж. Исключение составил только правобережный городок сельскохозяйственного института, где в течение многих дней продолжались кровопролитные бои, зачастую переходящие в рукопашные схватки за каждый дом.

Бои в районе городка СХИ (Воронеж, июль 1942 года)

Тем не менее, 6 июля штурмовой отряд гитлеровцев в составе двух рот пехоты, 15 танков и двух батарей 75-мм и 105-мм орудий, сумел прорваться на левый берег Воронежа по вогрэсовскому мосту,  захватив плацдарм на юго-восточной окраине Придачи.

Немецкие танки в Воронеже (июль 1942 года)

Вместе с тем этот роковой день вписан в летопись Воронежского сражения в связи с первым в истории обороны Воронежа контрнаступлением советских войск. 6 июля 1942 года 5-я танковая армия под командованием Героя Советского Союза генерала А.И. Лизюкова нанесла контрудар по левому флангу немецкой группировки. В итоге в сражение за Воронеж была втянута большая часть 4-й немецкой танковой армии — главной ударной силы группы «Вейхс», что лишило ее возможности развить наступление на юг вдоль Дона. И, в конечном счете, эти события под Воронежем привели к отстранению от командования группой армий «Б» генерал-фельдмаршала фон Бока.

Контрудар 5-й танковой армии под командованием Героя Советского Союза генерала А.И. Лизюкова (6 июля 1942 года)

Меж тем, поспешив объявить солдатам об окончательном захвате Воронежа, фельдмаршал фон Вейхс 7 июля 1942 года радировал Гитлеру, в свое время придававшему большое значение захвату города: «Фюрер, Воронеж в наших руках!»  И в тот же день «Великогерманское радио» в спецсообщении объявило о взятии нашего города, что, по сути, было полуправдой, ибо, с утра 7 июля возобновив бои за Придачу, советские воины заставили гитлеровцев отступить с левобережье Воронежа на правобережную часть города, и, более того, сами захватили «пятачок» на правом берегу в районе Вогрэсовской дамбы, который впоследствии был расширен до размеров Чижовского плацдарма.

Бои с гитлеровцами на улицах города (лето 1942 года)

И с того времени вражеская нога уже не ступала по левому берегу, а линия фронта, образовавшаяся по руслу реки Воронеж, на долгие  212 дней и ночей разделила город на две противоборствующие части, одна из которых была занята немецко-фашистскими оккупантами, а другая контролировалась частями Красной армии вплоть до изгнания гитлеровцев из Воронежа 25 января 1943 года.

Вид на правобережную часть Воронежа с левого берега (1942 год)

В критической для Воронежа обстановке — после общего штурма города дивизиями 4-й танковой армии и овладения гитлеровцами основной частью городского правобережья — поздним вечером 7 июля 1942 года, на 381-й день войны, была подписана Директива Ставки Верховного Главнокомандующего о создании фронта, названного по направлению главного удара немецких войск Воронежским. Его ближайшая задача заключалась в том, чтобы, говоря словами директивы, «во что бы то ни стало очистить восточный берег Дона от противника и прочно закрепиться для обороны на этом берегу в пределах всей полосы фронта», то есть к северу и югу от Воронежа.

В годы Великой Отечественной войны фронт представлял собой оперативно-стратегическое объединение вооруженных сил, создававшееся из нескольких армий для решения важных стратегических задач. В странах коалиции Третьего рейха подобные оперативно-стратегические объединения именовались группами армий. И только что созданному Воронежскому фронту противостояли две группы армий — «А» (в составе 1-й танковой и 17-й полевой армий) и «Б» (в составе 2-й полевой и 4-й танковой немецких армий, а так же 2-й венгерской и 6-й немецкой армий).

Командующие Воронежским фронтом: генерал-лейтенант Ф.И. Голиков (07.07.1942 — 14.07.1942; 22.10.1942 — 28.03.1943) и генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин (14.07.1942 22.10.1942)

История Воронежского фронта, которым в течение первой недели командовал генерал-лейтенант Ф.И. Голиков, а затем генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин, началась с уличных боев за Воронеж. В черте города и его окрестностях развернулось настоящее сражение за каждый дом, каждую улицу, каждый населенный пункт. И хотя июльские операции войск фронта в районе Воронежа и на Дону были записаны в разряд оборонительных, это не согласуется со свидетельствами источников и участников об их наступательной направленности и возвращением территорий, ранее захваченных гитлеровцами.

Уличные бои на правобережье Воронежа (июль 1942 года)

10-11 июля 1942 года силами сводного полка НКВД и правофланговых частей 40-й армии была проведена первая наступательная операция войск Воронежского фронта, в ходе которой удалось отбросить немцев от отроженских железнодорожных мостов и освободить часть правобережья Воронежа – территорию городка СХИ, Ботанического сада и Березовой рощи.

Памятники на месте боев в городке СХИ (братские могилы №№ 18 и 19)

12 июля силами 60-й армии была проведена вторая наступательная операция, в результате которой удалось освободить небольшой район в северной части города. А еще через день 14 июля были освобождены Рабочий городок и село Подгорное, расположенные на северной окраине города и негласно именуемые «северными воротами Воронежа».

Памятники на месте боев в бывшем селе Подгорное – ныне микрорайоне Воронежа (братские могилы №№ 291 и 7)

Следует особо подчеркнуть, что бои за Воронеж, в основном, велись на улицах города. А подобные боевые действия по определению считаются одним из наиболее сложных видов общевойскового боя, значительно превосходящим по сложности боевые действия на равнине, в лесу или даже в горах. И потому уличные бои, как правило, ведут к значительным разрушениям, пожарам, завалам и человеческим жертвам с обеих сторон.

На могиле красноармейца, погибшего в боях за Воронеж (лето 1942 года)

О кровопролитном характере боев на воронежских улицах немецкий военный корреспондент Густав Штебе писал в своей брошюре «Штурм и оборона Воронежа»: «С первых дней июля, когда немецкие моторизованные соединения… приблизились к важному советскому городу Воронежу, название этого города для фронта и родины стало олицетворением особенно ожесточенных боев. … В этих боях не один немец простился со своей жизнью. Кресты солдатских могил стоят повсюду… в центре разрушенного города, среди выгоревших фасадов и баррикад, в скверах, на улицах и на берегу Дона».

Немецкое кладбище, устроенное оккупантами в Кольцовском сквере (Воронеж, лето 1942 года)

О накале боев за Воронеж можно судить уже по одному тому факту, что за пять летних дней, с 15 по 20 июля 1942 года, на воронежских улицах сразу три героя — рядовой Геннадий Вавилов, его взводный командир старший лейтенант Михаил Бовкун и старшина 849 стрелкового полка Михаил Абызов закрыли амбразуры дзотов своими телами, чтобы ценой жизни позволить своим однополчанам продолжить наступательный уличный бой…

Воронежские герои-«матросовцы»: рядовой Геннадий Вавилов, старший лейтенант Михаил Бовкун и старшина Михаил Абызов

И только спустя полгода, в феврале 1943 года, подобное самопожертвование было всенародно наречено «подвигом Александра Матросова» — рядового красноармейца, посмертно удостоенного звания Героя Советского Союза, высшей в СССР степени отличия.

Подвиг Героя Советского Союза Александра Матросова

О стратегическом значении Воронежского сражения сами за себя говорят сводки Совинфорсбюро, в которых практически ежедневно рассказывалось о боевых действиях в районе Воронежа. На всю страну прозвучало слово «Воронеж», появившись и в знаменитом приказе Народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227 «Ни шагу назад!», в котором опровергались хвастливые утверждения гитлеровцев о захвате города: «Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа».

Приказ № 227 от 28 июля 1942 года и красноармейцы изучающие статью с выдержками из приказа «Ни шагу назад!»

Одновременно с боями за Воронеж на юге Воронежской области советские воины вели боевые действия по захвату и удержанию на правом, западном берегу реки Дон нескольких плацдармов, откуда впоследствии войска Воронежского фронта пошли в решающее стратегическое наступление.

Бой за плацдарм (лето 1942 года)

12 июля 1942 года 415-й полк 1-ой стрелковой дивизии с боем захватил высоту 191,1, которая стала в прямом и переносном смысле главной высотой одного из самых известных донских плацдармов, расположенного в излучине Дона в районе села Осетровка, и названного по его имени Осетровским.

Осетровский плацдарм

Летом 1942 года ареной кровопролитных боев стала излучина Дона в районе сел Урыв, Селявное, Титчиха и Сторожевое. Об их ожесточенности можно судить уже по одному дню 18 июля, когда гитлеровцы потеряли здесь до 1 тысячи солдат, 13 танков, несколько орудий и минометов.

Бои за Сторожевской плацдарм (лето 1942 года)

В конце концов, подразделениям 25-й гвардейской стрелковой дивизии полковника П.М. Шафаренко и 24-го танкового корпуса генерал-майора В.М. Баданова совместно с частями усиления удалось взять штурмом, казалось бы, непреодолимый донской рубеж, и основать на отбитой у врага территории плацдарм, названный по имени села Сторожевским.

Командир 25-й гвардейской стрелковой дивизии полковник П.М. Шафаренко и командир 24-го танкового корпуса генерал-майор В.М. Баданов

В боях за Сторожевской плацдарм вписал свое имя в историю Великой Отечественной войны красноармеец 636-го стрелкового полка 160-й стрелковой дивизии Чолпонбай Тулебердиев. Предвосхитив подвиг, впоследствии названный в народе «матросовским», он 6 августа 1942 года закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота и тем самым заставил з вражеский замолчать пулемёт на несколько секунд. Этого небольшого отрезка времени хватило товарищам героя для уничтожения пулемётного расчёта и последующего захвата плацдарма.

Сторожевской плацдарм (место гибели рядового Ч. Тулебердиева)

Посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, Чолпонбай Тулебердиев был похоронен с воинскими почестями на месте гибели на вершине Лысой горы у села Селявное-2, где в послевоенное время воздвигли памятник в честь одного из пяти героев-«матросовцев», совершивших свой подвиг на воронежской земле.

Памятник Герою Советского Союза Ч. Тулебердиеву у села Селявное-2

Еще в конце июня 1942 года на возвышенности, расположенной западнее сел Переезжее и Щучье, началось сооружение оборонительных позиций. Здесь полки 309-ой стрелковой дивизии в начале июля встретили наступающего врага, а затем еще 5 дней вели ожесточенные бои за донскую излучину, самой природой предназначенной для размещения здесь плацдарма.

Бои за Щученский плацдарм

Под натиском врага вынужденные отступить на левый берег Дона, воины 309-ой стрелковой дивизии 9 августа 1942 года форсировали реку на подручных средствах и с боями заняли свои прежние позиции. Так возник еще один знаменитый донской плацдарм, по имени села получивший название Щученский и впоследствии так же с боями расширенный до 8 километров по фронту и от 2 до 8 километров в глубину.

«Щученский плацдарм» с высоты птичьего полета

Практически одновременно с боями за донские плацдармы, еще в начале июля 1942 года овладев маленьким пяточком на правобережье Воронежа в районе бывшей Чижовской слободы, воины 100-ой стрелковой дивизии под командованием полковника Ф.И. Перхоровича превратили его в опорный пункт советских войск на территории занятой врагом, а затем в августе с боями расширили небольшой участок советской земли до размеров плацдарма.

Командир 100-ой стрелковой дивизии Ф.И. Перхорович и бои за Чижовский плацдарм в августе 1942 года

Окрещенный по названию местности Чижовским, этот плацдарм для воронежцев стал таким же символом мужества, героизма и самопожертвования защитников города стал таким же символом мужества, героизма и самопожертвования защитников города, каким Мамаев курган является для Сталинграда. Вскользь упомянутый в истории Великой Отечественной войны, Чижовский плацдарм выполнял в обороне города ту же самую роль, что и знаменитый Невский пятачок — одно из самых печальных мест на земле, где погибло столько воинов, что эти человеческие жертвы сравнимы с потерями при проведении наступательной операции.

Бои на Чижовском плацдарме

Недаром, что на Чижовке находится самое большое воинское захоронение защитников Воронежа – братская могила под номером один, где погребены почти 15 тысяч воинов – в основном, неизвестных, из общего числа которых на стене памяти мемориала Чижовский плацдарм поименно перечислена лишь пятая часть.

Зал памяти мемориала Чижовский плацдаом

Отдельной страницей в историю Воронежского сражения вписаны подвиги по большей части безымянных комсомольцев-разведчиков, которые помогали советскому командованию оценить обстановку на правобережной части Воронежа, занятой гитлеровскими оккупантами. Скрытно пересекая по ночам ставшую рубежом боевых действий реку Воронеж, юные разведчики под видом бездомных детей, потерявших родителей, сутками прочесывали родной город, отмечая любые подробности дислокации и деятельности оккупантов.

Мирные жители города и его оккупанты (Воронеж, лето 1942 года)

Четырежды ходил за линию фронта, благополучно возвращаясь обратно, и недавний выпускник воронежской средней школы Константин Феоктистов — будущий Герой Советского Союза, лётчик-космонавт СССР и разработчик большого числа космических кораблей и орбитальных станций.

Константин Феоктистов: юный разведчик и космонавт

На пятый раз ему не повезло. 11 августа юный разведчик был задержан немецким патрулем и… расстрелян. Однако пули не убили Константина, а только ранили. Очнувшись, раненный юноша ночью вплавь переплыл реку и передал добытые сведения командованию.

Вид на занятое гитлеровцами правобережье города с левого берега Воронежа, контролируемого советскими войсками (лето 1942 года)

О подвиге юного разведчика вспомнили в канун 20-летия Победы. В 1965 году космонавту К. П. Феоктистову, в 1946 году награжденному медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», была вручена его первая боевая награда — орден Отечественной войны I степени. А тогда – летом 1942 года — раненого юношу поместили в медсанбат. Пуля навылет прошла через подбородок и шею, которая так воспалилась, что только через трое суток Костя Феоктистов смог выпить первый глоток воды…

Разведчик Константин Феоктистов и его боевая награда

27 августа – одна из самых трагических дат в военной истории Воронежского края. В 1942 году в этот летний день на южной окраине Воронежа в местечке, именуемом Песчаный Лог, были расстреляны 452 советских человека, включая 35 детей, которые не выполнили приказ оккупационных властей и по разным причинам не смогли вовремя покинуть город.

Мемориальный комплекс «Песчаный лог» на месте массового расстрела советских граждан в августе 1942 года

Проведенная сотрудниками Службы безопасности рейхсфюрера СС (СД) под руководством её начальника Августа Бруха, операция массового уничтожения была предпринята с целью зачистки зоны военных действий. К тому времени в трех воронежских госпиталях, располагавшихся в  здании школ № 29 (ныне школа №12, ул. 20-летия Октября, 93), в родильном доме (ул. 20-летия Октября, 82) и в доме Коммуны (ул. 20-летия Октября, 86, находились на излечении десятки мирных жителей, тяжело больных и пострадавшие во время налетов немецкой авиации на город, а так же раненые красноармейцы, которых по мере излечения отправляли в лагерь для военнопленных.

Раскопки, проведенные специальной комиссией на месте проведения массового расстрела (Песчаный лог, октябрь 1943 года)

О трагической судьбе пациентов госпиталей свидетельствует акт специальной комиссии, созданной после освобождения Воронежа для расследования трагедии «Песчаного лога»: «27 августа 1942 года к зданию, где помещался госпиталь, подъехали две машины, крытые брезентом. Прибывший с ними немецкий офицер объявил, что госпиталь эвакуируется из Воронежа в села Орловку и Хохол, и предложил больным грузиться на машины. Когда машины были заполнены, немецкие солдаты опустили брезенты, чтобы люди не могли видеть, куда их везут, после чего машины двинулись в путь. Выехав за город, машины свернули вправо от дороги, что идет на Малышево, и, подъехав к неглубокому песчаному логу, остановились. Немецкие солдаты потребовали, чтобы раненые сошли на землю. Беспомощных, слабых людей палачи сталкивали в овраг, заставляли ложиться лицом к земле и в упор расстреливали. Тех, кто пытался сопротивляться, убивали ударами приклада по голове. Мерзавцы не щадили даже грудных детей, пристреливали их на руках матерей. Когда расстрел первой партии был закончен, машины вернулись в город, погрузили новую партию обречённых, которые были также привезены на это место и расстреляны. Такие рейсы продолжались несколько раз…»

Песчаный лог — одно из самых печальных мест на земле Воронежского края

В августе – сентябре 1942 года войсками Воронежского фронта были проведены две наступательные операции с задачей разгрома фашистской группировки в районе Воронежа. 15 сентября части 40-й армии, перейдя в наступление, сломили упорное сопротивление гитлеровцев и расширили Чижовский плацдарм. В этих боях принял участие сводный отряд народного ополчения под командованием капитана П.Ф. Грачева и комиссара Д.М. Куцыгина. При этом ополченцы-добровольцы показали высокие образцы мужества. Геройски сражаясь, в боях за Чижовку погибли комиссар отряда Даниил Куцыгин, бойцы Валентин Куколкин и Аня Скоробогатько, именами которых в послевоенное время были названы улицы Воронежа.

Погибшие в боях за Чижовский плацдарм, воронежские ополченцы, именами которых названы улицы города

 





Понравилось? Поделись с друзьями!
Подпишись на новости!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl-Enter


Интересные и полезные интернет-ресурсы Воронежского региона:
Достопримечательности Воронежского края
Памятные места Воронежа
Воронежские музеи
Воронежские театры
Масс-медиа Воронежа
Воронежские органы власти

Все права защищены. Сетевое издание "Браво, Воронеж!", 2021
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-75367 от 01 апреля 2019 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологи и массовых коммуникаций.
Учредители: А.И. Никонов и Е.М. Никонова
Главный редактор: А.И. Никонов (автор-исполнитель проекта)
тел.: +7 (473) 255-14-75
e-mail: bravo-voronezh@yandex.ru
12+
Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»
При перепечатке активная ссылка на сайт обязательна.


Вверх