Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже
Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»

Глава 28. Центрально-Черноземная область с центром в Воронеже (1928 – 1934 гг.)

Начало второго десятилетия Советской власти было ознаменовано борьбой с внутрипартийной оппозицией. Только за два с половиной месяца — со второй половины ноября 1927 года до конца января 1928 года — за принадлежность к «левой оппозиции» из рядов РКП(б) были исключены 2288 человек (ещё 970 оппозиционеров исключили до 15 ноября 1927 года). Очищение партии от оппозиции продолжалось на протяжении всего 1928 года.

Чистка рядов ВКП(б)

Причем большая часть бывших партийцев была направлена в административную ссылку в дальние районы страны. В середине января 1928 года в Алма-Ату был сослан лидер «объединённой оппозиции» Л. Д. Троцкий, которого в следующем 1929 году и вовсе выслали из страны. Другой лидер оппозиционеров, Г. Е. Зиновьев, также был отправлен в ссылку в 1928 году, но в том же году, покаявшись и «разоружившись», он был восстановлен в партии и назначен ректором Казанского университета, а затем возвращён на работу в Москву.

Карикатура на оппозиционную тройку «Троцкий-Каменев-Зиновьев», которых наказывает Сталин (1927 год)

В начале второго десятилетия Советской власти была открыта новая страница в истории Воронежского края. В 1928 году – спустя два века своего административно-территориального бытия — официально прекратила существование Воронежская губерния, территория которой вошла в состав нового административно-территориального образования — Центрально-Черноземной области (ЦЧО).

Воронежская губерния в составе Центрально-Черноземной области с административным центром в Воронеже (с 14 мая 1928 года)

Названная по преобладающему типу почвы — чернозёму, ЦЧО была создана Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «Об образовании на территории бывших Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской губерний Центрально-Чернозёмной области (ЦЧО) с центром в городе Воронеже», которое вышло в свет 14 мая 1928 года. И тут же, в соответствии с принятым постановлением, в новом областном центре началось формирование областных структур: областного временного бюро ЦК ВКП(б) под руководством Иосифа (Юозаса) Михайлович Варейкиса — члена РСДРП с 1913 года и кандидат в члены ЦК ВКП(б), которого называли «лучшим учеником товарища Сталина», и временного организационного комитета во главе с Федором Павловичем Грядинским — членом РСДРП с 1912 года и кандидатом в члены ЦК ВКП(б), впоследствии возглавившим исполком Центрально-Черноземной области.

Первые руководители ЦЧО – И.М. Варейкис и Ф.П. Грядинский

Первым делом предстояло уточнить географические контуры ЦЧО, поскольку правительственное постановление не определило точный перечень территорий, включенных в состав области, оно назвало лишь ее «основной массив». Даже после окончательного утверждения Президиумом ВЦИК РСФСР 16 июля 1928 года территориального состава ЦЧО, вопрос внешних ее границ продолжал дискутироваться. И только спустя 2 месяца новая область обрела окончательные очертания. Первоначально разделенная на 11 округов и 178 районов, ЦЧО занимала площадь в 191 941 квадратных километров – огромную территорию с населением 11 824,8 тысяч человек (количество жителей ЦЧО было подсчитано уже позднее — 1 апреля 1930 года).

Соответственно гигантским размерам области, выросло и значение Воронежа, как административного центра одного из крупнейших регионов СССР. И первым делом приезжие функционеры, возглавившие партийный и советский аппарат управления ЦЧО, обратили внимание на местную топонимику, не соответствующую коммунистической идеологии и статусу неформальной столицы Центрального Черноземья.
В перечне новых названий улиц, введенных постановлением горсовета от 30 ноября 1928 года, главное место было отведено именам участников революционного движения и советских деятелей: улицы Батуринская, Веры Фигнер, Герцена, Каляева, Крупской, Томского, Сталина, Цюрупы, Декабристов, переулки Бауманский, Бестужевский и других.В названиях были увековечены так же советские символы, понятия и праздничные даты: улицы Трудовая, Освобождения Труда, Первомайская, Гора Металлистов, переулки Рабкоровский, Кооперативный, Коллективный...

В 1928 году в Воронеже появилась улица И. Каляева – революционера-террориста, убийцы Великого Князя Сергея Александровича

С другой стороны, новая власть сочла религиозными и подлежащими искоренению топонимы, повторявшие названия церквей. Так, Богословская была переименована в улицу Чернышевского, Богоявленская стала улицей 25 Октября, а бывшая Вознесенская получила имя Николая Таранченко – никому неизвестного еврейского студента, убитого во время черносотенного погрома в 1905 году.

Переименованная в 1928 году в улицу Чернышевского, Богословская. И давшая ей название, Богословская церковь в начале улицы

Процесс бюрократической трансформации провинциального губернского города в новое качество областного центра с нескрываемой иронией описан в очерке «ЧЕ-ЧЕ-О», названного в подзаголовке «организационно-философским» и напечатанного в двенадцатом номере «Нового мира» за 1928 год,. Публикации предшествовала совместная поездка авторов — двух столичных писателей Бориса Пильняка и урожденного воронежца Андрея Платонова – в Воронеж. Туда их летом 1928 года командировала редакция «Нового мира» «на предмет изучения бюрократизма ЦЧО и ознакомления с массами», как написано в прологе к очеркам, название которых, кстати, произошло от аббревиатуры Це-Че-О, по воронежскому говору звучащему как ЧЕ-ЧЕ-О.

Авторы очерка «ЧЕ-ЧЕ-О»: писатели Борис Пильняк и Андрей Платонов

Посвященный положению дел в укрупненной Воронежской губернии и проникнутый непримиримостью к советскому бюрократизму, очерк «Че-Че-О» сыграл большую роль в литературной судьбе Андрея Платонова, послужив поводом для его травли «рапповцами» — литературными критиками крайне левой ориентации из Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП), которые разглядели в связке Пильняк-Платонов двух литературных врагов советской власти.

Разоблачители литературных врагов советской власти — «рапповцы»

Тем временем с осени 1928 года воронежцы вместе со всем советским народом приступили к выполнению первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР, и нововведенное слово «пятилетка» отныне стало определяющим в истории отдельного человека и всей страны, поделенной на периоды длительностью плюс-минус пять лет. Пятилетка была выбрана за фундаментальную основу советского бытия в качестве наиболее оптимального промежутка времени одним из идеологов развития плановой экономики Глебом Кржижановским, который обосновывался исходя из срока строительства крупных сооружений, перспективного учета средней урожайности и необходимости перераспределения специалистов между предприятиями.

Советский плакат эпохи первой пятилетки

Стоит отметить, что первый пятилетний план, к выполнению которого вместе со всей страной приступили воронежцы, еще дорабатывался и уточнялся. И хотя отсчет времени первой пятилетки шел от 1 октября 1928 год, окончательно план был принят лишь в апреле 1929 года на XVI конференцией ВКП (б), а затем утвержден V-м съездом Советов СССР в мае 1929 года.

Первый пятилетний план был принят в апреле 1929 года на XVI конференцией ВКП (б)

Запланировав строительство более 1200 заводов и выдвинув лозунг «Техника решает все!», разработчики первого пятилетнего плана поставили главной его задачей форсированную индустриализацию СССР, что, в свою очередь, являлось важнейшим условием укрепления обороноспособности страны. И Воронеж находился в числе городов, где предполагалось размещение важнейших объектов оборонно-промышленного комплекса.

Первый советский тяжелый бомбардировщик ТБ-1

Осенью 1929 года, перейдя на новый уровень организации подразделений, командование ВВС РККА приступило к формированию в Воронеже первой авиабригады тяжелых бомбардировщиков с присвоением ей номера 11 и имени Промкооперации. Выбор места ее базирования был не случаен: первый советский тяжелый бомбардировщик ТБ-1 планировалось производить на местном авиазаводе, решение об организации которого было принято в апреле 1929 года на XVI партийной конференции – той самой, что утвердила первый пятилетний план развития СССР. И потому наш город по праву считается колыбелью дальней бомбардировочной авиации

Самолеты ТБ-1 авиабригады №11 имени Промкооперации на аэродроме Воронежа (1929 год)

Меж тем Воронеж продолжали приводить в соответствие с его статусом административного центра огромной области. В 1929 году сразу на нескольких воронежских заводах — имени Коминтерна, имени В. И. Ленина, имени Ф. Э. Дзержинского, «Триер» и вагоноремонтном – прошли собрания, на которых рабочие выступили с требованием о закрытии Митрофановского монастыря и изъятии «мощей» святого Митрофана, используемых «для обмана отсталого крестьянства».

Митрофановский монастырь (вид с реки Воронеж)

20 августа 1929 года, президиум городского Совета Воронежа принял постановление о закрытии собора Митрофановского монастыря, которое через несколько дней было утверждено облисполкомом. Формальным поводом для прекращения деятельности храма были названы жалобы воронежцев на колокольный звон, якобы мешающий спокойствию горожан. Но власть, в первую очередь, раздражали паломники, которые десятками, сотнями и тысячами верующих шли в Воронеж «на поклонение мощам» святого Митрофана.

Паломники возле Благовещенского собора Митрофановского монастыря и рака с мощами святителя Митрофана

А четыре месяца спустя после закрытия собора Митрофановского монастыря состоялось ещё одно знаковое для воронежской истории событие – в присутствии 25 тысяч воронежцев состоялось вскрытие мощей святого Митрофана, которые были переданы в областной краеведческий музей. Причем сделано это было демонстративно — на Рождество, чтобы показать пренебрежение пролетариата и советской власти к церковным праздникам.

Склад в разоренном Благовещенском соборе Митрофановского монастыря (1929 год)

Меж тем, запланированный большевиками вместе с форсированной индустриализацией страны, переход распыленных крестьянских хозяйств на рельсы крупного производства и к обобществленному сельскохозяйственному труду шел крайне медленными темпами. Однако вопреки действительному положению дел в статье Сталина «Год великого перелома», напечатанной накануне 12-ой годовщины Великой Октябрьской революции в главной газете страны «Правда», утверждалось, что повсеместно удалось организовать «коренной перелом в недрах самого крестьянства» в пользу колхозов. Так в СССР началась гонка коллективизации.

После статьи Сталина «Год великого перелома» в СССР началась гонка коллективизации

Под знаком сталинской статьи и в обстановке восхваления мнимых успехов прошел ноябрьский Пленум ЦК ВКП(б), после чего, руководствуясь его решениями, Колхозцентр и Наркомзем РСФСР пересмотрели план коллективизации крестьянских хозяйств в сторону увеличения показателей. Новый план, одобренный СНК РСФСР, предусматривал к весне 1930 года вовлечь в колхозы больше трети всех крестьянских хозяйств, доведя число колхозов до 56 тысяч. При этом в ряде районов страны планировалось провести сплошную коллективизацию с полным обобществлением пашни, инвентаря, рабочего скота и 80-процентном обобществлением поголовья коров, свиней и овец. В Центрально-Черноземной области в план сплошной коллективизации были включены 45 районов. При этом коллективизацию в ЦЧО намечалось закончить к осени 1931 года.

Подача заявлений о приеме в колхоз в Борисоглебском районе ЦЧО (1929 год)

Однако крестьяне-единоличники не желали добровольно переходить к коллективной обработке земли. В 1928 году в колхозах новообразованной Центрально-Черноземной области состояло всего около 2 процентов крестьянских хозяйств. И перед первым секретарём обкома партии ЦЧО И.М. Варейкисом, поставленным во главе одного из крупнейших аграрных районов страны, встала нелегкая задача поднять этот показатель на соответствующий уровень, дабы вывести область в лидеры всероссийской компании коллективизации.

Возглавивший кампанию коллективизации в Центрально-Черноземной области, первый секретарь обкома ВКП(б) ЦЧО И.М. Варейкис (1930 год)

Бывший профессиональный революционер, которого в глаза называли «лучшим большевиком» и «лучшим сталинцем», И. М. Варейкис для достижения своей цели избрал обычный для «сталинцев» путь – силой оружия направить массы на строительство социализма. Так на территории ЦЧО началась насильственная коллективизация, составной частью и основным средством проведения которой стало раскулачивание.

Раскулачивание (1930 год)

Весной 1930 года для ускорения хода коллективизации в сельскую местность ЦЧО прибыли вооруженный двухтысячный отряд из состава, так называемых, «двадцатипятитысячников» — рабочих крупных промышленных центров, которые во исполнение решения партии большевиков были направлены на хозяйственно-организационную работу в сельскую местность.

Хозяйственно-организационная работа «двадцатипятитысячников» в сельской местности (1930 год)

Целенаправленно проводя аграрную политику коммунистов-большевиков, «двадцатипятитысячники» принуждали крестьян объединяться в коллективные хозяйства под угрозой применения оружия. По свидетельству очевидца, датированному 1 апреля 1930 года, «как бы на военном положении» находился весь Давыдовский район ЦЧО (ныне Воронежская область). В райкоме дежурил «отряд партийцев и комсомольцев с винтовками», а секретарь райкома с отрядом своих помощников передвигался по району, «силой оружия заставляя крестьян ехать вместе сеять и пахать».

Насильственная коллективизация

Не менее активно к проведению коллективизации привлекалась и местная милиция. В начале 1930 года в селах области постоянно действовали так называемые судебно-следственные бригады по посевной кампании и коллективизации сельского хозяйства ЦЧО. Только в январе и феврале 1930 года ими были осуждены 4 562 человека, из которых 14 человек были приговорены к расстрелу.

Крестьянин-единоличник на допросе (1930 год)

Насильственное проведение сплошной коллективизации вызвало в регионе движение активного крестьянского протеста. Первые крестьянские волнения были зафиксированы в Центральном Черноземье уже во второй половине 1929 года. Первый секретарь обкома ВКП(б) ЦЧО И.М. Варейкис писал Сталину, что с 17 декабря 1929 по 14 февраля 1930 года в области произошло 38 крестьянских выступлений, в которых приняли участие более 15 тысяч человек. Только в Острогожском округе за один месяц было 16 массовых волнений; в них участвовали как зажиточные крестьяне, так и середняки и бедняки. «В отдельных местах, — сообщал Варейкис, — толпы выступающих достигали двух и более тысяч человек... Масса вооружалась вилами, топорами, кольями, в отдельных случаях обрезами и охотничьими ружьями».

Крестьянские восстания на территории ЦЧО в 1930 году

Многие крестьянские выступления зимы и весны 1930 года официальные документы называли восстаниями, для подавления которых повсеместно выступали подразделения Объединенного государственного политического управления (ОГПУ). В Острогожском округе, например, части ОГПУ участвовали в подавлении шести крестьянских бунтов.

Бойцы подразделений ОГПУ (1930 год)

В конце января — феврале 1930 года массовые крестьянские выступления охватили значительную часть территории ЦЧО — ряд селений Таловского, северную часть Козловского округа, Старооскольский, Новооскольский, Раненбургский, Сосновский районы, а также Россошанский округ. Чтобы справиться с бунтующим крестьянством, сил ОГПУ уже не хватало. И 27 февраля 1930 года И.М.Варейкис обратился к Сталину с телеграфным запросом, в котором просил разрешения привлечь к борьбе с бунтовщиками кадровые формирования Красной Армии.

Подразделения РККА на маневрах

Перед лицом фактически развернувшейся гражданской войны сталинское руководство решило снизить давление на крестьян и, как стало ясно позднее, фактически свернуть на какое-то время компанию сплошной коллективизации. Известная статья Сталина «Головокружение от успехов», опубликованная в «Правде» 2 марта 1930 года, привела к массовым выходам из только что сформированных колхозов. Особенно масштабно этот процесс проявился в последнюю декаду марта и в первую декаду апреля. За 20 дней колхозы ЦЧО потеряли 70 процентов недавних колхозников.

Статья Сталина «Головокружение от успехов» инициировала массовый выход крестьян из колхозов весной 1930 года

Одновременно с большевистским «крестовым походом» на крестьян-единоличников, на территории ЦЧО, где проживало свыше 1,5 миллионов этнических украинцев (14 процентов всего населения области), развернулась кампания сплошной украинизации, о чем 20 февраля 1929 года официально заявил обком ВКП(б) Центрально-Черноземной области. Таким образом, процесс, начатый в 1923 году с создания нескольких украинских школ первой ступени и перевода делопроизводства в нескольких южных волостях на украинский язык в 1925 году, получил стремительное ускорение.

Украинизация на территории ЦЧО

На территории бывшей Воронежской губернии, более 30 процентов населения которой составляли украинцы, полигоном украинизации стали бывшие южные уезды, преобразованные в округа ЦЧО — Острогожский, Россошанский и Богучарский с преобладающим в них украинским населением. Сплошной украинизации здесь подлежало 364 сельских совета, частичной – еще 107. В течение двух лет необходимо было перевести на украинский язык управление, судопроизводство и образование во всех населенных пунктах этих трех округов.

Украинизация южных районов бывшей Воронежской губернии (1930 год)

По большевистской традиции ускоренная и нацеленная на перевыполнение намеченных планов, украинизация ЦЧО мало чем отличалась от других форсированных мероприятий советской власти: она проводилась без учета мнения местного населения и в кратчайшие сроки. Показателен следующий пример: к 1930 году на территории области было украинизировано 950 школ вместо 888 подлежавших украинизации.

Украинизация Центрально-Черноземной области (1930 год)

Забегая вперед, надо отметить, что, начавшийся по команде сверху, форсированный процесс украинизации в Центрально-Черноземной области, так же быстро был прекращен. 21 декабря 1932 года вышло постановление облисполкома ЦЧО о прекращении украинизации, после чего последовала незамедлительная реакция всех учреждений, в первую очередь областного уровня. Например, появилось распоряжение № 59 от 26 декабря 1932 года по облсуду, облпрокуратуре и облуправлению исправительно-трудовыми учреждениями: «В связи с постановлением Обкома ВКП (б) и Облика ЦЧО от 21.12.1932г. по решению ЦК ВКП (б) и СНК от 15.12.1932г. и предложением отдела нацменьшинств от 22.12.1932г. №7-054 приказываем: прекратить все мероприятия по украинизации аппарата и по обслуживанию населения на украинском языке в районах, ранее намеченных к полной или частичной украинизации. … С сего числа прекратить выплату работникам украинцам каких либо надбавок за работу на украинском языке».

Окончание кампании украинизации на территории ЦЧО (1932 год)

Названный Сталиным «годом великого перелома», 1929-ый вошел в историю Воронежского края, как и всей страны, началом широкомасштабной кампании по борьбе с «вредителями» — представителями технической интеллигенции, доставшихся советской власти в наследство от царских времён. Тезис о возможном «предательстве» таких специалистов был выдвинут еще Лениным, во время своего выступления на VIII съезде РКП(б) предупреждавшем коммунистов о буржуазных специалистах, «…которые насквозь проникнуты буржуазной психологией и которые нас предавали и будут предавать ещё годы». При Сталине, вступившем в борьбу с бывшей ленинской гвардией, старому тезису был дан новый посыл.

В 1929 году в СССР началась кампания по борьбе с «вредителями»

В связи с заболачиванием, осушенной ранее, поймы реки Черная Калитва в Россошанском уезде Воронежской губернии, летом 1928 года возникло и неторопливо начало раскручиваться следователями ОГПУ дело №3771 о контрреволюционной вредительской организации мелиораторов, которая якобы действовала с 1924 года сначала в Воронеже, а потом по всему ЦЧО. И существенная часть этого периода совпадала со временем работы писателя А.П. Платонова мелиоратором в воронежском ГубЗУ (5 февраля 1922 – 5 мая 1926) и в тамбовском ГубЗУ (осень-зима 1926—1927 гг.).

Губмелиоратор А.П. Платонов с своими сотрудниками

12 марта 1930 года арестованный на посту заведующего мелиоративным отделом ОблЗУ, преемник Платонова А.Л. Зенкевич, на допросе 21 апреля заявил: «В контрреволюционную вредительскую деятельность, ставившую своей целью срыв мелиоративных работ, дискредитацию их в глазах населения и ослабление могущества Советского Союза, я был вовлечен губмелиоратором Платоновым в 1924 году». Вслед за начальником Платонова в неправильных служебных действиях обвинил инжененер-гидротехник П.Ф. Дмитриев, допрошенный 21 декабря 1930 года.

Судебный процесс по делу «вредителей» (1930 год)

Всего по делу Воронежских мелиораторов проходило 28 обвиняемых. И почти все они были отправлены на строительство Беломоро-Балтийского канала – первого строительного объекта Главного Управления исправительно-трудовых лагерей ОГПУ (ГУЛага), организованного весной 1930 года и привлекшего к работе на одной из самых печальных новостроек первой пятилетки 100 тысяч заключенных.

Заключенные на строительстве Беломорканала (1930 год)

И только «организатор» всей контрреволюционной организации, по версии ОГПУ, А.П. Платонов каким-то чудом избежал обвинения и привлечения к отбыванию наказания на стройках первой пятилетки. И до сих пор никто из исследователей жизни и творчества писателя не смог убедительно объяснить этот удивительный факт безжалостной сталинской эпохи.

Вопрос «каким образом А.П. Платонов избежал приговора по делу воронежских мелиораторов-вредителей?» остается открытым

Тем временем параллельно с процессом воронежских мелиораторов-«вредителей» в 1930 году в Москве началось следствие по делу не существующей Трудовой Крестьянской Партии. Отсюда оно быстро охватило аграрные районы страны, в том числе и ЦЧО: 132 воронежцам было предъявлено обвинение во вредительстве в сельском хозяйстве, пропаганде или агитации против Советской власти, в создании контрреволюционной организации. Среди «вредителей» оказались профессора Воронежского сельскохозяйственного института А.Н. Минин, Ф.В. Чириков, В.И. Иванов, К.Н. Сазонов и другие учёные в области сельского хозяйства, в конце концов, осужденные на разные сроки от 5 до 10 лет исправительных работ в лагерях ГУЛАГа.

Наряду с индустриализацией и коллективизацией в годы первой и последующих довоенных пятилеток в СССР продолжалась культурная революция, мероприятия которой понимались как часть больших преобразований общества и народного хозяйства.

16 сентября 1930 года исполком Центрально-Черноземного областного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов на своем заседании в Воронеже принял постановление «О всеобщем начальном образовании детей 8, 9 и 10-летнего возраста в объеме программы школы первой ступени». Этим постановлением в городе Воронеже и в пределах всей Центрально-Черноземной области официально устанавливалось обязательное начальное образование детей. Постановление было подкреплено организацией новых школ и широкой подготовкой учительских кадров.

Всеобщее начальное образование детей в ЦЧО с осени 1930 года

За короткий период с 1930 по 1931 годы в Воронеже появилось 5 новых ВУЗов. В 1930 году в Воронеже был открыт инженерно-строительный институт, а из отдельных факультетов Воронежского сельскохозяйственного института выросли — Воронежский химико-технологический институт и Воронежский лесотехнический институт.

Воронежский инженерно-строительный институт (1933 год)

1930-й год стал последним годом существования в Воронежском университете медицинского факультета, который был преобразован 10 декабря 1930 года в самостоятельное высшее учебное заведение — Воронежский медицинский институт.

«Анатомикум» — здание анатомического корпуса медицинского факультета ВГУ (начало 1930-х годов)

А в сентябре 1931 года на базе педагогического факультета Воронежского государственного университета был создан Воронежский государственный педагогический институт.

Здание Воронежского государственного университета, на базе которого был создан Воронежский государственный педагогический институт

С эпохой первой советской пятилетки связано строительство в областном центре ЦЧО сразу нескольких общественных зданий, которые, изменив архитектурный облик Воронежа в 30-е годы XX века, и в наши дни являют собой лицо города.

Проспект Революции и Никитинская площадь (1935 год)

В 1929 году в Воронеже решили построить большой современный универмаг, которому предстояло стать самым большим в городе зданием. При этом под застройку был выбран клинообразный участок Никитинской площади, расположенный на углу проспекта Революции и  1-ой Советской улицы (впоследствии – Пушкинской), звавшийся воронежцами «утюжком». И, соответственно, это имя перешло к новому строительному объекту.

Участок Никитинской площади, звавшийся воронежцами «утюжком» (1920-е годы)

И в том же 1929 году по проекту архитектора А. И. Попова-Шамана, победившего в результате конкурса, началось строительство одного из будущих символов города — «Утюжка», который был возведен в самом революционном архитектурном стиле тех лет – конструктивизме. Однако стройка по меркам того времени велась долго и завершилась лишь в 1934 году.

Дом коммунальных и торговых учреждений (архитектор А. И. Попов-Шаман)

А в 1931 году напротив строящегося «Утюжка» на месте, где ранее располагались дровяные склады, началось строительство здания Госбанка, которое опять же в духе той эпохи было возведено в стиле конструктивизма проекту архитектора Д. А. Дегтярёва.

Госбанк (архитектор Д.А. Дегтярев)

Третьим крупнейшим общественным сооружением, впоследствии ставшим визитной карточкой Воронежа, стало здание управления Юго-Восточной железной дороги. Построенное в 1929—1930 годах по проекту выдающегося воронежского зодчего Н. В. Троицкого в стиле конструктивизма, оно тогда не имело своей знаменитой башни, воздвигнутой в послевоенные годы и названной специалистами «золотым сечением Воронежа» или «башней Троицкого».

Здание управления Юго-Восточной железной дороги (1930-е годы)

Однако годы первой пятилетки были ознаменованы не только массовым строительством новых общественных зданий, но и повсеместным разрушением старых. В декабре 1931 года на всю страну прогремело эхо взрыва московского храма Христа Спасителя, построенного в память о победе русского народа в Отечественной войне 1812 года.

Взрыв храма Христа Спасителя (5 декабря 1931 года)

А несколькими месяцами ранее в Воронеже был так же безжалостно уничтожен огромный многокупольный храм Святого Равноапостольного князя Владимира, возведенный в честь 900-летия крещения Руси и за свои размеры названный собором. Достроенный уже после большевистской революции и открытый в 1918 году для первых богослужений, Владимирский собор был тут же закрыт по воле новой советской власти, а все его имущество описано и национализировано. Вплоть до 1930 году используемое в качестве зернохранилище, здание храма было взорвано по решению исполкома Центрально-Чернозёмной области от 10 мая 1931 года, мотивированному наличием трещин в стенах и опасением разрушения храма, что документально не подтверждено.

Владимирский собор (вид с Девицкой улицы — ныне улица 9 января)

Открытый в 1918 году для первых богослужений, храм был тут же закрыт по воле новой советской власти, а все его имущество описано и национализировано. Вплоть до 1930 году используемое в качестве зернохранилище, здание собора было уничтожено по решению исполкома Центрально-Чернозёмной области от 10 мая 1931 года, мотивированному наличием трещин в стенах и опасением разрушения храма, что документально не подтверждено.

Владимирский собор в Воронеже был взорван летом 1931 года — несколькими месяцами ранее московского храма Христа Спасителя

Воронежская газета «Коммуна» так прокомментировала решение городской власти об использовании пустыря, образовавшегося на месте уничтоженного храма: «Сквер на месте собора — это хорошо. Решение треста зеленого строительства заложить обширный сквер на месте снесенной церкви князя Владимира встречено рабочими с большим удовлетворением».

Наши дни: Комсомольский сквер на месте уничтоженного Владимирского собора

Меж тем административный центр Центрально-Черноземной области постепенно разрастался. 5 апреля 1930 года президиум исполкома Центрально-Черноземной области в присутствии секретаря обкома партии И. М. Варейкиса принял решение о включении в городскую черту Воронежа левобережной слободы Придачи и села, бывшей слободы, Монастырщенки. Город Воронеж, располагавшийся ранее на правом берегу одноименной реки, в этот день официально «перешагнул» на левобережье, где вскоре началось строительство крупных промышленных предприятии, создавших славу городу Воронежу.

Вид с правого берега на левобережье Воронежа

Начавшемуся в 1930 году, строительству Воронежского авиационного завода, приказом Наркомвоенпрома впредь именуемого «Авиационным заводом №18», сопутствовали новостройки еще нескольких воронежских предприятий стратегического значения, которым предстояло стать частью военно-промышленного комплекса ЦЧО.

Строительство Воронежского авиационного завода

Летом 1931 года на левобережном пустыре, близ речки Песчанки, началось строительство завода по производству синтетического каучука. Первый такой завод уже строился в то время в городе Ярославле, а потому воронежский завод, ставший вторым в стране, получил наименование СК-2.

Строительство завода СК-2

Воронежский завод СК-2, которому впоследствии было присвоено имя С.М. Кирова, был построен и пущен в исключительно короткий срок — за 15 месяцев. К середине осени 1932 года на предприятии закончилась наладка оборудования, и 19 октября на заводе была получена первая тонна синтетического каучука.

Первая тонна синтетического каучука получена на заводе СК-2 осенью 1932 года

Продукция выпускалась с использованием новаторской технологии, которую разработал академик С.В. Лебедев и аналогов которой не было нигде в мире. Изготовленные из воронежского каучука, шины были установлены на советских автомобилях, принимавших участие в легендарном автопробеге через пустыню Каракумы. При этом самый сложный участок пробега по раскаленной пустыне был пройден за время, вдвое меньшее запланированного.

Автопробег «Москва — Каракумы – Москва» (1933 год)

Одновременно с авиационным и заводом СК-2 весной 1931 года на северо-западной окраине города, за Заставой, по решению облисполкома ЦЧО началось строительство завода «Красный сигналист». Предполагалось, что предприятие будет выпускать аппаратуру для электрической сигнализации и блокировки на железных дорогах. Однако 28 августа 1932 года Советское правительство приняло Постановление о создании на базе строящегося завода «Красный сигналист» крупного предприятия по производству радиоаппаратуры, получившего название «Электросигнал». К лету 1932 года был готов первый корпус завода, изменение профиля которого послужило созданию в Воронеже новой отрасли промышленности — радиотехнической.

Завод «Электросигнал» — первое воронежское радиотехническое предприятие

А несколькими месяцами раньше в марте 1932 года был подписан правительственный акт о вводе в строй Воронежского авиационного завода №18, первой продукцией которого стали детали и узлы пассажирского самолета САМ-5, разработанного А. С. Москалевым. И одновременно с мирной продукцией в заводских цехах началась подготовка к производству «летающих крепостей» – тяжелых бомбардировщиков ТБ-3.

Сборка первого серийного ТБ-3 проходила непосредственно на заводском аэродроме

Некогда тихий губернский город, Воронеж постепенно становился крупнейшим центром советского авиастроения и военной авиации. С того времени как на воронежской земли разместились первые тяжелые бомбардировщики 11-ой авиабригады, в окрестностях города шло ускоренное строительство Воронежского авиационного узла. Крупный даже по нынешним меркам, он состоял из двух больших («А» и «Б») и малого («Пятачок») военных аэродромов, размещавшихся соответственно на перекрестке нынешних улиц Космонавтов и Ворошилова, а так же на юго-западной окраине города в районе современной улицы Хользунова, где впоследствии находился воронежский аэропорт. Помимо этого под Воронежем были размещены полигон для бомбометания и стрельб, запасные площадки и летное поле ОСОАВИАХИМа. И, наконец, несколько позже к Воронежскому авиаузлу добавился аэродром завода № 18, оборудованный бетонной взлетно-посадочной полосой.

Тяжелый бомбардировщик ТБ-3 в небе над Воронежским авиационным узлом

Особо памятной для военных летчиков воронежской 11-ой авиабригады имени Промкооперации стала весна 1930 года. В марте председатель ВЦИК М.И.Калинин торжественно передал воронежцам первые советские тяжёлые бомбардировщики ТБ-1, которые первыми приняли участие в первомайском параде в Москве, 1 мая 1930 года пролетев над Красной площадью в парадном строю.

Самолеты воронежской 11-ой авиабригады тяжелых бомбардировщиков в парадном строю над Красной площадью

С историей воронежской 11-ой авиабригады имени Промкооперации связан первый в СССР групповой прыжок с парашютами и высадка с парашютами первого в нашей стране военно-воздушного десанта. Чему, к сожалению, предшествовали трагические события. В июле 1930 года в районе Саратова разбился совершенно новый самолёт ТБ-1, на борту которого вместе с экипажем находились комбриг А. М. Осадчий, командир авиаотряда С. М. Сивоглазов и командир эскадрильи П. В. Столяров. Все они имели с собой парашюты, но не воспользовались ими.

Могилы военных летчиков 11-ой авиабригады в некрополе парка «Орленок»

После похорон погибших, которых с воинскими почестями предали земле на бывшем кадетском плацу, где ныне разместился парк «Орлёнок», у военных лётчиков, и не только воронежских, начали рождаться мысли о роковой неизбежности аварий. И дабы преодолеть эти упаднические настроения, было решено с целью демонстрации высокой надежности парашютов провести в Воронеже на базе 53-й эскадрильи 11-й авиабригады первый учебно-тренировочный сбор по прыжкам с парашютом.В ходе тех сборов летчиками 11-й авиабригады с 26 по 29 июля 1930 года было выполнено 59 учебно-тренировочных прыжков с парашютом.

Группа летчиков 11-й авиабригады, первыми в СССР совершивших прыжки с парашютом. В белом комбинезоне – руководитель учебных сборов военлет Л.Г. Минов

А затем 2 августа 12 добровольцев во главе с инструктором Л. Г. Миновым впервые в истории страны с помощью парашютов произвели групповое десантирование с оружием. И тот исторический день отныне празднуется как День рождения воздушно-десантных войск России.

Самолет «Форман-Голиаф» и, произведенный с него, первый военно-воздушный десант (2 августа 1930 года

Конец первой советской пятилетки ознаменован массовым голодом, охватившим в 1932—1933 годах обширные территории СССР (в основном степные районы), входившие в состав Украинской ССР, Российской СФСР (включая Казахскую АССР, регионы Центрального Черноземья, Северного Кавказа, Поволжья, Южного Урала, Западной Сибири) и Белорусской ССР. Согласно статистике сверхсмертность в этот период выросла на 2.5-3 миллиона человек. Хотя некоторые исследователи называют жертвами голодомора 7 миллионов советских граждан.

Советские люди, умершие от голода (зима 1932-33 годов)

Касаемо причин голодомора, ставшего побочным следствием коллективизации, основными называются две: во-первых, срыв посевной «тихими саботажниками» — крестьянами, насильно загнанными в колхозы зимой 1931/32 и зимой 1930/31 года, и, во-вторых, самоубийственные действия колхозников, которые, поддавшись пропаганде кулаков, при вступлении в колхозы порезали всех своих коров, волов и лошадей. К примеру, число лошадей в СССР, на которых надо было пахать и сеять, сократилось с 30 миллионов в начале 1930 года до 16 миллионов к началу 1933 года.

Коровы, зарезанные крестьянами-единоличниками, не пожелавшими передавать их в колхозное стадо

Став всенародным бедствием, в борьбе которым хороши все средства, голодомор вызвал к жизни печально известно Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», прозванный в народе «Законом о трёх колосках». Постановление носило чрезвычайный характер и устанавливало уголовную ответственность за хищения (10 лет лагерей или даже смертная казнь), в том числе «за кражу и расхищение колхозной собственности». На основании этого закона всего за 5 месяцев, с августа 1932 года по декабрь 1932 года, были осуждены 22 347 человек, из них 2686 были приговорены к высшей мере наказания общими судами.

Арест «стригуна» — голодного колхозника, осмелившегося состричь несколько колосков пшеницы на колхозном поле

В такой обстановке в конце 1932 года было объявлено об успешном и досрочном выполнении первой пятилетки за четыре года и три месяца. Подводя её итоги, Сталин сообщил, что тяжёлая индустрия выполнила план на 108 процентов, а производственные основные фонды тяжёлой промышленности за период между 1 октября 1928 года и 1 января 1933 года увеличились в 2,7 раза. Впрочем, спустя 17 лет, в послевоенном 1947-ом тот же Сталин на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) упомянул, что план первой пятилетки не был выполнен.

31 декабря 1932 года и 1 января 1933 года на воронежских заводах подводились итоги первой пятилетки, о чем газета «Коммуна» подробно информировала воронежцев, которые в первый день нового года вместе со всей страной начали отсчет времени второй советской пятилетки.

1933-й — первый год второй пятилетки

 

Для воронежцев первый год второй советской пятилетки, нареченной кремлевскими историками «Пятилеткой коллективизации», был ознаменован окончанием строительства крупнейшей тогда в Центрально-Чернозёмной области Воронежской государственной районной электрической станции (ВОГРЭС), мощность только одной турбины которой равнялась мощности всех электростанций Центрально-Чернозёмной области, работавших в момент образования ЦЧО.

Монтаж одной из турбин электростанции

Начатая в 1930 году на Левобережье города, стройка завершилась к празднованию 16-ой годовщины Великой Октябрьской революции. 6 ноября 1933 года на стенах ВОГРЭСа загорелись большие буквы «ТОК — ЕСТЬ», а на центральных улицах Воронежа на зданиях предприятий и учреждений — впервые в его истории! — зажглись тысячи электрических огней праздничной иллюминации.

Пуск первой очереди ВОГРЭС (1933 год)

А в конце 1933 года воронежцы отметили еще одно праздничное событие: 1 декабря начал выпуск продукции завод «Электросигнал» — первенец воронежской радиопромышленности, с конвейера которого сошла первая партия детекторных приемников «П-8».

Детекторный приемник «П-8» — первенец воронежской радиопромышленности

Первый год «Пятилетки коллективизации» был ознаменован голодом, охватившем сельские территории Центрально-Черноземной области. И первый секретарь обкома партии ЦЧО И.М. Варейкис, в марте 1933 года объявивший на областном съезде о победе колхозного строя в Центрально-Черноземной области, хорошо знал это.

Голод в сельской местности ЦЧО (1933 год)

В это время от недостатка продовольствия страдали уже многие регионы СССР, в том числе и ЦЧО. Вопреки планам большевиков колхозы выращивали меньше зерна, чем ранее крестьяне-единоличники. Урожаи с 1930 по 1932 год сократились на 17 процентов, поголовье лошадей – на 29 процентов, коров – на 23 процента. А новый план хлебозаготовок был просто нереальным: из урожая 1932 года сельским жителям предписывалось отдать 2 миллиона тонн зерна – треть хлебных запасов. Да и остальное находилось не у крестьян, а в колхозных хранилищах.

Недостаток продовольствия повлек за собой резкое увеличение смертности сельского населения, которая в целом с января по июнь 1933 года увеличилась на 262 процента. В самый голодный 1933-й год в ЦЧО от голода умерли 195 тысяч человек. Особо тяжелое положение сложилось на юго-западе области. По сообщениям ОГПУ в Борисовском районе ЦЧО (ныне Белгородская область) крестьяне «вымирали иногда целыми семьями, в большинстве единоличники». А в начале июня 1933 года в некоторых селах Корочанского района (ныне Белгородская область) смертность доходила до 6-7 человек в сутки.

Умершие от голода люди на улицах советских деревень и городов

Физическое истощение, массовые смерти односельчан, отсутствие реальных перспектив на сохранение собственных жизней притупляли человеческие качества, обостряли в сознании людей животные инстинкты. В условиях полного отсутствия какого-либо продовольствия голодающие крестьяне употребляли в пищу мясо кошек и собак.

В мае 1933 года ОГПУ Ровенского района (ныне Белгородской области) отмечало случаи поедания трупов в деревне Лозная. Одновременно с тем весной и летом 1933 года в селах и деревнях Центрального Черноземья появились и стали распространяться случаи людоедства. В архивных документах тех лет периодически попадаются фразы об убийствах людей «с целью употребления в пищу». Чаще всего убивали своих детей обезумевшие от голода родители. Первые факты таких убийств, начавшихся в марте 1933 года, рассматривались на закрытых заседаниях местных райкомов ВКП(б). Сотрудники ОГПУ стремились объяснить их происками «враждебных элементов» и засекретить.

Людоеды голодного 1933 года

Спасаясь от голода, сельские жители покидали родные места. Весной 1933 года сотрудники ОГПУ Борисовского района сообщали в Воронеж: «В целом ряде сел трупы умерших продолжительное время не убираются... Колхозники покидают села и уезжают в города».

Крестьяне, странствующие в поиске пропитания

Однако в городах было не лучше. В рабочих столовых норма хлеба сократилась до 150 грамм на человека. Картофель на рынке был буквально золотым: по рублю за клубень.

Город: умирающие от истощения люди

26 января 1934 года в Москве открылся XVII съезд ВКП(б), с пафосом названный в советской прессе  «Съездом победителей» и вошедший в историю как «Съезд расстрелянных», ибо более половины его делегатов было репрессировано во время, так называемого, Большого террора.

Подведя итоги первой пятилетки, в результате которой объем валовой продукции советской промышленности за 4 года вырос вдвое, съезд декларировал «победу генеральной линии партии» и определил направления реализации второго пятилетнего плана (1933—37), предусматривавшего превращение СССР в «технико-экономически независимую страну и в самое передовое в техническом отношении государство в Европе».

На пути индустриализации страны и коллективизации деревни

Работу съезда омрачила катастрофа стратостата «Осоавиахим-1», который 30 января 1934 года, впервые в мире достигнув высоты 22 километра, обледенел и рухнул на землю. Погибли все три члена экипажа — научный сотрудник И.Д. Усыскин, бортинженер А.Б. Васенко и командир стратостата, военный пилот-аэронавт П.Ф. Федосеенко – уроженец города Острогожска воронежской губернии.

Командир стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» П.Ф. Федосеенко (последние прижизненные кадры)

2 февраля в Москве состоялись прощание и похороны членов героического экипажа стратостата «Осоавиахим-1», удостоенных высшей государственной награды — орденов Ленина (впервые в СССР — посмертно). Проститься с героями-стратонавтами пришли всем составом делегаты съезда, а урны с прахом героев были захоронены в Кремлёвской стене лично И. В. Сталиным, К. Е. Ворошиловыми В. М. Молотовым.

И.В. Сталин, В.М. Молотов и К.Е. Ворошилов переносят урны с прахом погибших стратонавтов к Мавзолею Ленина (2.02.1934)

Трагедия с покорителями стратосферы потрясла всю страну. Одними из первых на нее откликнулись воронежцы, которые в память об экипаже стратостата «Осоавиахим-1» назвали одну из новостроящихся магистралей воронежского левобережья улицей Героев Стратосферы.

Улица Героев Стратосферы в Воронеже

А еще через несколько месяцев жители областного центра обсуждали новое известие из столицы. 13 июня 1934 года – через 6 лет после своего образования – Центрально-Черноземная область, главной причиной создания которой современные историки обоснованно называют политические интересы правящей элиты, прекратила свое существование.

Разделенная Центрально-Черноземная область

Официально возврат к прежнему административно-территориальному делению в служебных документах того времени не был обоснован. Но скорее всего это были внутриполитические причины, связанные с усиливающейся в то время внутренней борьбой среди верхушки большевистской партии и управленческими методами Сталина, строившимися на принципе «разделяй и властвуй».

Разделение ЦЧО 13 июня 1934 года

В Постановление ВЦИК «О разделении Центрально-Черноземной области» говорилось: «Учитывая ходатайства советских, хозяйственных и общественных организаций Центрально-Черноземной области, президиум ВЦИК постановляет: 1. Разделить Центрально-Черноземную область на две области: Воронежскую со включением в основном районов бывшей Воронежской и Тамбовской губерний и Курскую со включением в основном районов бывшей Курской и Орловской губерний. Центром Воронежской области считать г. Воронеж, Курской — г. Курск. 2. Установить границу между Воронежской областью и Курской областью по юго-западным границам Становлянского, Елецкого, Задонского, Хлевенского, Землянского, Нижнедевицкого, Шаталовского, Репьевского, Буденовского, Никитовского, Вейделевского районов, входящих в состав Воронежской области».

Две бывших губернии – Воронежская и Курская области, начавшие отчет своей истории с 13 июня 1934 года

На том и закончился большевистский объединительный эксперимент над Центральным Черноземьем. А, появившаяся на картах СССР практически в прежних границах Воронежской губернии, новая советская область начала отсчет своей истории с «нулевой отметки» — 13 июня 1934 года – формальной даты образования Воронежской области, которая до сей поры является официальным памятным днём для жителей Воронежского края — Днём области.

13 июня – День Воронежской области

Таким образом, один росчерк большевистского пера разделил общую историю Воронежской губернии и Воронежской области на две неравнозначные части, изъяв из исторического оборота новосозданной Воронежской области более двух столетий предыдущей истории. И это полностью соответствовало коммунистической логике разрушения с целью построения на образовавшемся пустыре чего-то нового устремленного в недостижимо светлое будущее.

Разделенная большевиками в 1934 году, единая история Воронежской губернии/области, которая началась в 1725 году





Понравилось? Поделись с друзьями!
Подпишись на новости!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl-Enter


Интересные и полезные интернет-ресурсы Воронежского региона:
Достопримечательности Воронежского края
Памятные места Воронежа
Воронежские музеи
Воронежские театры
Масс-медиа Воронежа
Воронежские органы власти

Все права защищены. Сетевое издание "Браво, Воронеж!", 2021
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-75367 от 01 апреля 2019 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологи и массовых коммуникаций.
Учредители: А.И. Никонов и Е.М. Никонова
Главный редактор: А.И. Никонов (автор-исполнитель проекта)
тел.: +7 (473) 255-14-75
e-mail: bravo-voronezh@yandex.ru
12+
Проект «Браво, Воронеж! Виват, Россия!» создан и реализуется при патронаже Воронежской региональной общественной организации «Гражданское собрание «ЛИДЕР»
При перепечатке активная ссылка на сайт обязательна.


Вверх