Притяжение земли - самая большая сила нашего мира. Используем её во благо нашего края! Земляки и все, кто ими себя ощущает, присоединяйтесь к нашим сообществам "Браво, Воронеж!" в социальных сетях

«Красноармеец неба», военный пилот-аэронавт П.Ф. Федосеенко (1898 — 1934)

2 февраля 1934 года, сделав перерыв в работе XVII съезда ВКП(б), его делегаты во главе с И.В. Сталиным и руководителями советского правительства приняли участие в торжественной церемонии прощания и похорон членов экипажа советского стратостата «ОСОАВИАХИМ-1», которые 30 января того же года, впервые в истории человечества достигнув высоты 22000 метров, погибли при катастрофе летательного аппарата на обратном пути к земле.

Три урны с прахов стратонавтов на Красной площади (2 февраля 1934 года)

Так в Кремлёвской стене, которая служит колумбарием для урн с прахом исторических личностей, появились три новые ниши, закрытые мраморными досками с именами советских стратонавтов. Ныне полузабытые, в том памятном 1934 году они получили всемирную известность в числе первых людей, проложивших путь в космос: конструктор стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» и его борт-инженер Андрей Богданович Васенко, научный сотрудник, физик Илья Давыдовича Усыскина и командир экипажа, военный пилот-аэронавт Павел Фёдорович Федосеенко.

Ниши стратонавтов в Кремлевском колумбарии (наши дни)

Павел Федосеенко (настоящая фамилия — Федосенков) родился 13 мая (по старому стилю – 1 мая) 1898 года в слободе Новая Сотня Острогожского уезда Воронежской губернии, ныне являющейся частью города Острогожска.

Урожденный города Острогожска стратонавт П.Ф. Федосеенко

В 1915 году семнадцатилетний юноша увлёкся воздухоплаванием – полетами на воздушных шарах иначе называемых аэростатами, то есть на летательных аппаратах, которые в отличие от аэропланов были легче воздуха. Впрочем, до начала 1920-х годов термин «воздухоплавание» использовался для обозначения передвижения по воздуху вообще: вслед за первыми аэронавтами воздухоплавателями стали именовать и пилотов первых самолётов.

Воздухоплавание в 1915 году

Юношеское увлечение воздухоплаванием стало призванием Павла, который в 1918 году добровольцем вступил в ряды Красной армии, приняв участие в Гражданской войне в составе воздухоплавательного отряда. Поднимаясь в воздух на простейших аэростатах, красноармеец Федосеенко корректировал огонь артиллерии, нацеливал удары пехоты и конницы. Только на врангелевском фронте им было совершено сто разведовательно-корректировочных подъёмов.

Корректировщик огня в корзине разведовательно-корректировочного аэростата

После окончания командных воздухоплавательных курсов в 1920 году аэронавт Павел Федосеенко был назначен командиром 9-го воздухоотряда, который участвовал в заключительных боях Гражданской войны за Крым. В общей сумме пробыв в воздухе над Каховкой и Перекопом 377 часов, аэростат под его командованием содействовал уничтожению двух танков, 15 артиллерийских батарей и нескольких бронеавтомобилей.

Участие аэростатов в боях за Крым (1920 год)

За заслуги в боях при освобождении Крыма приказом Реввоенсоветом республики 9-й воздухоотряд первым из воздухоплавательных частей был награжден Почетным революционным Красным Знаменем, а командир отряда П.Ф. Федосеенко – высшей на тот момент наградой Советской республики — орденом Красного Знамени.

Герой Гражданской войны, командир 9-го воздухоотряда РККА П.Ф. Федосеенко

После Гражданской войны окончив курсы пилотов-аэронавтов, затем — курсы пилотов воздушных кораблей и высшие авиационные академические курсы, орденоносный аэронавт П.Ф. Федосеенко в 1922 году установил свой первый всесоюзный рекорд продолжительности и высоты полета на аэростате. В июле 1924 года он совершил первый в стране полет на аэростате, наполненном светильным газом, а в 1925 году вместе с воздухоплавателем и ученым и А.А. Фридманом поднялся на аэростате на рекордную для СССР высоту — 7400 метров.

Рекордный полёт воздухоплавателей П.Ф. Федосеенко и А.А. Фридмана (1925 год)

Окрещенный газетчиками «красноармейцем воздуха», П.Ф. Федосеенко в 1926 году установил новый всесоюзный рекорд продолжительности полета на аэростате. Через год им была одержана победа на Вторых всесоюзных воздухоплавательных состязаниях. А затем в 1931 году аэронавт П.Ф. Федосеенко стал обладателем мирового рекорда продолжительности полета на аэростате.

«Красноармейц воздуха», военный пилот-аэронавт П.Ф. Федосеенко

Названное «золотым веком авиации», то было время, когда воздухоплаватели всех стран мечтали подняться в стратосферу. Расположенный на расстоянии от 11 до 50 километров от земной поверхности, то был один из верхних слоев воздушной оболочки Земли, граничащий с космосом. По уровню развития авиации тех лет абсолютно недостижимая для самолётов, то была высота, покорить которую воздухоплаватели пытались с помощью аэростатов – летательных аппаратов, в которых для создания подъёмной силы использовался заключённый в их оболочках газ (или нагретый воздух) с плотностью меньшей, чем плотность окружающего воздуха.

Идея создания подобного летательного аппарата для подъема людей в стратосферу в герметической кабине и первая схема его конструкции впервые были предложены еще в 1875 году русским ученым-химиком Д. И. Менделеевым.

Полёт Д. И. Менделеева на воздушном шаре

А в апреле того же 1875-го французские воздухоплаватели Гастон Тиссандье, Теодор Сивель и Кроче-Спинелли поднявшись на воздушном шаре до высоты 8600 метров, первыми в истории аэронавтики достигли «зоны смерти», на которой невозможна жизнь человека без дополнительного кислорода во вдыхаемом воздухе. И как бы в подтверждении того тот полёт закончился трагически: из-за нехватки кислорода Сивель и Кроче-Спинелли погибли, а Тиссандье лишился слуха.

Полёт воздухоплавателей Гастона Тиссандье, Теодора Сивель и Кроче-Спинелли (1875 год)

По-настоящему штурм стратосферы начался лишь спустя полвека. 27 мая 1931 года швейцарский профессор Огюст Пикар вместе с Паулем Кипфером на специальном аэростате, оборудованным герметически закрытой гондолой (гермокабиной для экипажа) и названном стратостатом, поднялись на высоту 15 785 метров.

Взлёт стратостата Огюста Пикара (27.05.1931)

Таким образом, первые стратонавты достигли нижних слоев стратосферы, до того времени недоступных для человека. После чего весь мир пережил так называемый «стратосферный бум»: восприняв это событие как прорыв и первый шаг человека во вселенную, воздухоплаватели разных стран высказывали самые смелые и дерзкие предложения о полетах не только в стратосферу, но и в космос.

Герметичная гондола стратостата Огюста Пикара

Произведя сенсацию в мире, полёт Пиккара и Кипфера вызвал большой интерес в Советском Союзе, где в тот момент на государственном уровне активно поддерживались проекты освоения воздушного пространства. В январе 1932 года в Москве прошло первое государственное совещание по вопросам изучения стратосферы, и был принят план работ, одним из пунктов которого являлось сооружение первого советского стратостата «СССР-1», позволяющего совершить пилотируемый полёт на высоту 20-25 километров.

План создания первого советского стратостата «СССР-1»

В том же 1932 году досрочно окончив Военно-воздушную академию и факультет дирижаблестроения Комбината Гражданского воздушного флота и получив звание инженера-конструктора по дирижаблестроению, П.Ф. Федосеенко в 1933 году был назначен командиром экипажа второго советского стратостата «ОСОАВИАХИМ-1».

Командир экипажа стратостата «ОСОАВИАХИМ-1»П. Ф. Федосеенко

Над созданием стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» параллельно с аппаратом «СССР-1» трудилась группа энтузиастов-инженеров Ленинградского отделения ОСОАВИАХИМа (Общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству) – организации-предшественницы послевоенного ДОСААФ. Автором проекта был главный конструктор по аэростратостроению Института аэрофотосъёмки А.Б. Васенко, включенный в экипаж второго советского стратостата в качестве борт-инженера.

Конструктор стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» А.Б. Васенко

Стратостат «ОСОАВИАХИМ-1» был принят в эксплуатацию летом 1933 года, однако ещё какое-то время было потрачено на утверждение научной программы полёта, которая согласовывалась с биологами и учёными-физиками. Причём научную программу полета, касающуюся физических экспериментов, утверждал директор Агрофизического института А.Ф. Иоффе, обыкновенно именуемый «отцом советской физики». А его ученик — доцент Ленинградского физико-технического института Илья Давыдович Усыскин стал третьим членом экипажа.

Академик А.Ф. Иоффе и его ученик И.Д. Усыскин (третий член экипажа «ОСОАВИАХИМ-1»)

Первоначально старт «ОСОАВИАХИМ-1» был назначен на сентябрь 1933 года, но метеоусловия заставили отложить полёт и перенести запуск на лето следующего года. Научную аппаратуру гондолы демонтировали и отправили в Ленинград, а оболочку стратостата сложили и убрали в чехол.

Несостоявшийся старт стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» (сентябрь 1933 года)

Меж тем утром 30 сентября 1933 года со стартовой площадки в Подмосковье взлетел первый советский стратостат «СССР-1» с аэронавтами Э. К. Бирнбаумом, К. Д. Годуновым и Г. А. Прокофьевым. Достигнув высоты 19 300 метров и тем самым побив более чем на 3000 метров рекорд Пикара, экипаж благополучно вернулся на землю. Это была новая мировая сенсация, а потому руководство СССР не скупилось на награды для героев – все участники полета, а также руководители строительства стратостата были награждены орденами Ленина.

Экипаж стратостата «СССР-1»: Г. А. Прокофьев, Э. К. Бирнбаум и К. Д. Годунов

В январе 1934 года в Москве должен был состояться XVII съезд ВКП(б), которому по традиции тех лет вся советская страна должна была салютовать победами. Тогда-то и вспомнили о несовершенном полете второго советского стратостата. 9 января 1934 года нарком обороны К. Е. Ворошилов в секретном письме Сталину сообщил, что «ОСОАВИАХИМ-1» начинают готовить к запуску в секретном порядке без предварительных сообщений в печати для установления нового мирового рекорда во время работы съезда.

И.В. Сталин и К. Е. Ворошилов накануне XVII съезд ВКП(б)

В тот момент никого не смутило, что полёт в стратосферу будет предпринят зимой в тяжелых погодных условиях, хотя командир экипажа П.Ф. Федосеенко неоднократно предупреждал организаторов полёта об авантюрности принимаемых решений. Свою негативную роль сыграла и спешка во время подготовки к полёту, которая оказалась скомканной из-за сжатых сроков для проверки материальной части и приборов.

Подготовка к полёту стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» на летном поле отдельного воздухоплавательного дивизиона в подмосковном Кунцеве

Стратостат «ОСОАВИАХИМ-1» был доставлен к месту старта на на летное поле отдельного воздухоплавательного дивизиона в подмосковном Кунцеве 28 января 1934 года – на третий день работы XVII съезда ВКП(б), получившего название «Съезд победителей». И потому отважные воздухоплаватели, намеревающиеся посвятить свой полёт этому событию, оказались в центре внимания всей прессы.С утра 29 января давая бесконечные интервью, выступая по радио и заседая в президиумах разных собраний, стратонавты освободились лишь после полуночи. После этого они сами подсчитали весовой полётный баланс и сделали расчёт балласта, лишь во втором часу ночи отправившись спать.

Командир стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» П.Ф. Федосеенко (последние прижизненные кадры)

Стратостат «ОСОАВИАХИМ-1» с экипажем в составе П. Ф. Федосеенко, А. Б. Васенко и И. Д. Усыскина стартовал в 9 утра 30 января 1934 года. Это был первый в истории воздухоплавания зимний полет в стратосферу.И в 9.16 на земле приняли первую радиограмму стратонавтов, позывными которых стало название самой яркой звезды – Сириус: «Слушайте, слушайте! Говорит «Сириус»! Высота 1600 метров. Прошли облака. Температура минус 3 градуса».

Рекордный полёт стратостата «ОСОАВИАХИМ-1»

Связь с «Сириусом» прервалась в полдень, после того как стратонавты, достигнув высоты 20600 метров, установили новый мировой рекорд и передали радиограмму в адрес делегатов XVII съезда ВКП(б). О судьбе экипажа стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» ничего не было известно до тех пор, пока до Москвы не дошла весть, что в 470 километрах от места старта, у самой околицы мордовской деревни Потиж-Острог, обнаружена гондола стратостата с телами экипажа, исковерканных в результате страшного удара о землю.

Разбившаяся гондола стратостата «ОСОАВИАХИМ-1»

Тщательное изучение дневников, бортжурнала и показаний приборов позволило по большей части установить картину катастрофы. Из записей, сделанных стратонавтами, следует, что они в 12.33 достигли рекордной высоты 22 000 метров. После чего стратостат прекратил подъем и завис в атмосфере, Водород в оболочке начал разогреваться под лучами солнца, и часть газа была автоматически сброшена через клапан. Но «ОСОАВИАХИМ-1» не снижался. И тогда экипаж принял решение — сбросить часть газа. Это был роковой поступок: стратостат начал спуск, когда уже наступала ночь. Газ в оболочке охладился, объем его уменьшился, и скорость спуска резко возросла до 15 метров в секунду. Гондола стремительно летела вниз, утягивая за собой шар стратостата и кидая его из стороны в сторону. На высоте около 1,5-2 километров от земли стропы оборвались. И в течении последующих десяти секунд, находясь в беспорядочно вращающейся кабине, ударяясь о стену и приборы, стратонавты уже не имели возможности открыть люк и выпрыгнуть из гондолы с парашютами.

Правительственный некролог в газете в память о героях стратосферы

По официальному заключению, причиной катастрофы стало превышение предельной безопасной высоты полёта для этого аппарата, составляющей 19500 метров. А нарком по военным и морским делам К.Е. Ворошилов в записке И.В. Сталину отметил, что причиной гибели стратонавтов стало стремление экипажа «поставить мировой сверхрекорд, не считаясь с техническими возможностями стратостата и условиями полёта».

Речь наркома по военным и морским делам К.Е. Ворошилова на XVII съезде ВКП(б)

Состоявшиеся 2 февраля 1934 года в Москве, похороны экипажа стратостата «ОСОАВИАХИМ-1», названных в газетах «триумфаторами неба» и посмертно награжденных орденами Ленина, носили характер всесоюзного мероприятия, недаром в нём приняли участие все делегаты XVII съезда ВКП(б). Урны с прахом стратонавтов, кремированных в крематории Донского кладбища в Москве, были выставлены для общенародного прощания в демонстрационном зале ГУМа, оформленном в траурные убранства. А по окончании церемонии прощания три высших руководителя страны — И.В. Сталин, В.М. Молотов и К.Е. Ворошилов — в сопровождении красноармейцев Почётного караула перенесли урны с прахом героев к Мавзолею Ленина, где состоялся траурный митинг, посвящённый памяти членов экипажа «ОСОАВИАХИМ-1».

И.В. Сталин, В.М. Молотов и К.Е. Ворошилов переносят урны с прахом погибших стратонавтов к Мавзолею Ленина (2.02.1934)

Затем урны с прахом стратонавтов П.Ф. Федосеенко, А.Б. Васенко и И.Д. Усыскина были перемещены к месту захоронения и под троекратные залпы артиллерийского салюта установлены в ниши Кремлёвской стены — по левую сторону от Сенатской башни Кремля. После минуты молчания последние воинские почести героям-стратонавтам отдали проходящие по брусчатке Красной площади военнослужащие Московского гарнизона.

Похороны стратонавтов на Красной площади (2.02.1934)

Одними из первых память «триумфаторов неба» увековечили воронежцы — земляки командира стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» П.Ф. Федосеенко, присвоив новой улице промышленного Левобережья Воронежа название Героев Стратосферы.

Улица Героев Стратосферы в Воронеже

Тогда же улица П.Ф. Федосеенко появилась на его родине в Острогожске, а несколько годами позже в честь острогожского «красноармейца неба» были названы улицы в городе Санкт-Петербурге, именовавшимся тогда Ленинградом, и в Нижнем Новгороде – в советское время переименованном в город Горький.

Улицы П.Ф. Федосеенко в Острогожске, Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге

Катастрофа стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» остудила многие горячие головы, но не остановила штурм воздушного, а затем и космического пространства. Имена Павла Федосеенко, Андрея Васенко, Ильи Усыскина и других ныне забытых героев-покорителей стратосферы стоят в одном ряду с космонавтами, сделавшими первые шаги в открытый космос. И, как ни банально это звучит, гибель их не была напрасной. Первопроходцам очень часто приходится жертвовать собой, прокладывая путь к новым горизонтам человеческого бытия.

Старт стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» (30 января 1934 года)





Понравилось? Поделись с друзьями!
Подпишись на новости!

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl-Enter


Интересные и полезные интернет-ресурсы Воронежского региона:
Достопримечательности Воронежского края
Памятные места Воронежа
Воронежские музеи
Воронежские театры
Масс-медиа Воронежа
Воронежские органы власти

Все права защищены. Сетевое издание "Браво, Воронеж!", 2019
Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-75367 от 01 апреля 2019 года. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологи и массовых коммуникаций.
bravovoronezh@gmail.com
При перепечатке активная ссылка на сайт обязательна.


Вверх